В соответствии с самурайскими канонами этики и спутница жизни воина должна быть под стать ему. Она должна быть с мужем и душой и телом, быть идеалом верности, терпения и долга. Она должна ждать своего рыцаря и повелителя из его бесконечных походов даже тогда, когда нет никакой надежды. Идеал женщины самурая — возлюбленная верная и прекрасная, хорошая мать их детям, способная пожертвовать всем ради мужа.

Самурай женился только на девушке из самурайского рода. Именно девушке, так как в повторные браки женщины из самурайского сословия не вступали, за редчайшим исключением, в виду того, что это категорически порицалось моралью общества того времени [17,c.250]. Для социальной карьеры и брака решающее значение имели личные качества, воспитание, наконец, знатное происхождение, а не богатство.

Самурай не был ограничен в свободе выбора женщин, он мог официально заводить до четырех жён и неограниченное количество наложниц. Считалось, что жена должна гордиться мужем, который может иметь много женщин, и если муж смотрит с интересом на другую, значит жена в чём–то ей уступает, более того, она должна быть довольна, что её мужу хорошо. К сексу в Японии относились весьма положительно, видя в нём не грех, как в Европе, а веление богов [12]. Таким образом, супружеская верность была уделом женщины. Представительницам самурайского сословия строго предписывалось, как себя вести. Так, например, им строго запрещалось приближаться к постороннему мужчине ближе чем на два метра, говорить с ним без свидетелей и, вообще, делать что-либо, что могло быть понято двусмысленно. Нельзя было скомпрометировать себя чем–либо, даже казалось бы незначительной мелочью. Даже тень не должна была лечь на репутацию женщины, позор смывался кровью. Муж мог убить жену, лишь заподозренную в прелюбодеянии, и не нести за это ответственность по закону. Развод давал женщине мужчина. Ему достаточно было сказать об этом. Приданое возвращалось жене. Как правило, поводом к разводу считалось бесплодие жены.

Если самурай недоволен какими-то поступками своей жены, он должен разумными доводами убедить ее согласиться с ним. При этом в пустяках лучше быть терпимым и снисходительным к ней [23]. Но если она ведет себя плохо, и он считает, что от нее не будет никакой пользы, он, в исключительных случаях, может развестись с ней и отослать ее домой к родителям. Но если самурай не делает этого и продолжает держать ее в своем доме, так что люди обращаются к ней по уважительным именам "окусама" и "камисама", но при этом кричит на неё и оскорбляет её оскорбительными выражениями, то он ведет себя по представлениям других самураев так, как "наемники и чернь, живущие на задворках торговых кварталов", что не подобает самураю-рыцарю. "Еще менее подобает ему хвататься за меч или грозить жене кулаком - храбрость, на которую осмелится только трусливый самурай. Ибо девушка, рожденная в самурайском доме и достигшая брачного возраста, никогда, будь она мужчиной, не стала бы терпеть, чтобы кто-нибудь грозил ей кулаками. Лишь потому, что она имела несчастье родиться, женщиной, ей остается лить слезы и мириться с этим. Храбрый самурай никогда не угрожает тому, кто слабее его. Тот же, кто любит и делает то, что презирает отважный человек, справедливо называется трусом" [23]. Если жена делает что-то несоответствующее желаниям самурая, самое разумным считалось объяснить ей, что правильно, а что — нет. Если проступок ее незначителен, то лучше простить ее и быть терпеливым. Если же муж чувствует, что жена его — самодурка, и от нее не будет никакого проку, следует навсегда расстаться с ней и отправить ее обратно к родителям. Но если самурай не делает этого, и, считает женщину своей женой, повышает голос, ругает и оскорбляет, ту, кого люди почтительно называют супругой, то он ведет себя точно так же, "как нищие поденщики, живущие на задворках городов и деревень".

Подобные материалы:

Анализ книги Ле Гофа
В своей работе я бы хотела написать о книге французского историка Жака Ле Гоффа «Цивилизация средневекового Запада», которая вышла в свет около несколько десятилетий назад (впервые – в 1964году). Я выбрала ее, потому что в ней автор иссле ...

Воинствующий национализм и русификация окраин
Национальная политика АлександраIII в противовес традиционной российской веротерпимости и покровительственному отношению к малым народам определялась буквально понятым православным патриотизмом и стремлением добиться слияния всех подданны ...

Везалий – педагог, художник, редактор
Итак, неоднократно предпринимавшиеся попытки пересмотреть ошибочные данные в описания Галена успехом не увенчались. Эту задачу суждено было выполнить Андрэасу Везалию. Серьезно и глубоко изучив труды Галена и всех своих предшественников, ...