После Ливонской войны под властью шведов оказались Харьюский, Вируйский, Ярваский и Ляэнеский мааконды, а также город Таллинн, образовавшие Эстляндскую губернию. За этими землями были сохранены все привелегии дворянства и городов, поскольку эстонское дворянство и город Таллинн добровольно перешли под власть шведской короны. Также было сформировано Лифляндская губерния, в которое входили Южная Эстония и часть Северной Латвии, с центром в Риге.

Высшим правительственным чиновником как в Эстляндской, так и в Лифляндской губернии являлся назначавшийся королем генерал-гу-бернатор, который в первую очередь командовал здешними войсками, назначал на посты государственных чиновников и следил за их работой и др. Швеции нужно было привлечь на свою сторону привлечь местное дворянство и заселить Эстонию верными короне людьми, для этого чиновникам за службу платали землёй. Ландтаг превратился в орган самоуправления дворянства, единственной реальной повиностью дворян являлась рейнтарская повинность: обязанность выставлять в войско по одному вооруженному всаднику с каждых 15 гаков или 20-30 хуторов.

Столетие под властью шведской короны превратило Эстонию в культурном отношении в составную часть Северной Европы, заложило победное шествие лютеранства, до этого вследствие Ливонской войны церковь была в плачевном состоянии: церковные здания были разрушены и разграблены, большая часть приходов осталась без пасторов. Но дело не ограничивалось только материальным ущербом: крестьяне стали возвращаться к древним верованиям и обычаям. Оставляли желать лучшего и сами пасторы. Входе проведённой в Ляэнемаа церковной визитизации выяснилось, что в Кирба прихожанам при причастии вместо вина давали пиво.

Шведское владычиство способствовало развитию народного образования. Для укрепления лютеранства власти считали необходимым распространение грамотности. Поначалу рассчитывали, что с обучением сельчан чтению справятся кистеры (помошники пасторов), однако кистеров оказалось мало, а уровень их образованности оставлял желать лучшего. Главная задача заключалась в подготовке школьных учителей. Этим сложным делом занялся Бентг Готфрид Форселнус, он обладал как эстонским, так и немецким языком, проучившись в университете в Германии, юноша сам начал бесплатно обучать крестьян. В 1684 году близ Тарту в имении Пийскопи была основана учительская семинария. Единственным преподователем в этом учебном заведении являлся сам Форселиус. Основное внимание уделялось обучения беглому чтению и изучению Закона Божьего. Дворяне, которым не нравилось стремление крестьян к образованию, распускали слухи о вреде школ. Говорили, что воспитаников после окончания школы отправят в шведскую армию, или же учителя потребуют с них большую плату.

Дворянам не особо нравилось то, что люди будут образованы, они могли начать пытаться что-то предпринять для улучшения своего благосостояния и это могло у них получиться, а помещикам, противившимся образования не хотелось перемен, они хотели чтоб всё оставалось как есть, так им было удобней.

В 1688 году Форселиус утонул в Балтийском море во время крушения и семинария прекратила своё существование. И всё же перспективы народного образования внушали оптимизм: за четыре года семинарию закончило около 160 эстонских юношей.

Наряду со школьным, существенную роль играло и домашнее обучение. В дальнейшем учиться в школах заставляли в первую очередь именно тех детей, которые не могли обучиться чтению дома. К концу периода шведского владычества многие эстонцы умели читать. По утверждению пастора Раушерта, даже пастухи, ходя за стадом, читали книги.

Наряду с развитием народного просвещения, лютеранская церковь уделяла существенное внимание переводу Библии на национальный язык. Образный язык Библии требовал от будущего переводчика не только хорошего владения эстонским языком, но и создания многих новых слов. Проблемы перевода были связаны с тем что у эстонцев не было литературного языка. Развитие эстонского народа и его языка в двух соседних губерниях протекало не одинаково. Сложилось два эстонских литературных языка, южно-эстонский, основаный на Тартуском диалекте и северо-эстонский, основанный на Таллинском диалекте. Оба варианта были созданы стараниями немецких пасторов-эстофилов, с целью распространения слова Божия, и в обоих случаях за грамматическую основу брались немецкая и латинская грамматика.

Страницы: 1 2

Подобные материалы:

Уложенная комиссия.
Преследуя цель установить «тишину и спокойствие» в стране, укрепить свое положение на престоле, Екатерина II 30 июля 1767 года в Грановитой палате Кремля созвала специальную Комиссию для составления нового свода законов Российской империи ...

Восстания в лагерях 1953-1954 гг. и крушение ГУЛАГа
Советские люди по праву гордились своей победой в войне. Многие рассчитывали, что в послевоенном мире ничто не будет унижать их человеческого достоинства, граждане страны смогут говорить то, что думают, жить по-своему. Однако сталинский р ...

Слуги и оружие
Каждый самурай, находящийся на службе, должен был иметь в достатке все необходимое оружие. В каждом доме свои военные правила, поэтому необходимо тщательно приготовить все, чего требовал господин: знамена, флаги и знаки отличия на шлеме, ...