Уже осенью 1962 г. появились первые публикации о А.А. Брусилове, в следующем году были переизданы его воспоминания, чуть позже опубликовано исследование о жизни и деятельности генерала. Вплоть до осени 1989 г. брусиловская тема разрабатывалась в традиционном ключе: пропагандировалось мастерство Брусилова полководца, подчеркивались его патриотизм, лояльное отношение к советской власти.

В 1989-1991 гг. в "Военно-историческом журнале" увидели свет фрагменты из второй части воспоминаний Брусилова, где описывалась его жизнь после Октября 1917 г. На основании этой публикации некоторые отечественные исследователи пересмотрели свои прежние оценки деятельности Брусилова в последний период его жизни. Так, Ю.В. Соколов, ранее подчеркивавший его "искреннюю лояльность по отношению к Советской власти", в опубликованной в 1994 г. монографии утверждает, что с октября 1917 г. Брусилов был "внутренним эмигрантом". Примечательно, что, по собственному признанию Соколова, рукописи второй части он "не держал в руках, хот и пытался увидеть ее". Однако Соколов "склонен считать, что она подлинная", а антисоветские высказывания "принадлежат самому Брусилову. Вполне допустимо, что некоторые из них могла вписать и Надежда Владимировна - почему бы и нет? . Но коль скоро Брусилов подписал текст, то, следовательно, он согласился с добавлениями жены". Думается, что вопрос о достоверности текста, с которым исследователи могут работать только по публикации, не решается столь просто, как это представляется Ю.В. Соколову. Мы не знаем, что именно подписал Брусилов. Известно, что работа над текстом велась уже после его смерти. Какая? Пометы и исправления, сделанные рукой Н.В. Брусиловой на сохранившихся в архивном фонде Брусиловых документах, даже не предназначавшихся для публикации, побуждают к сугубой осторожности при работе с опубликованными текстами. Только после проведения всесторонней источниковедческой экспертизы рукописи может идти речь о научном использовании содержащейся в ней информации.

Автор статьи поставил своей задачей сравнительное исследование действий Брусилова во время летних наступлений русской армии в 1916 и 1917 гг. О каждом из них написано много. Показательно, однако, что все, писавшие о Брусилове, избегают сопоставлять его действия в этих операциях. Очевидно, смущают прямо противоположные результаты. Сам Брусилов впоследствии склонен был объяснить их исключительно субъективным, морально-психологическим фактором: в 1916 г. русская армия "еще была крепка и, безусловно, боеспособна", тогда как в 1917 г. "не было, безусловно, никаких средств заставить войска воевать". Такой подход явно односторонен. Несомненно, что успех Брусилова в 1916 г. и его поражение летом 1917 г. стали результатом сочетания целого ряда как субъективных, так и объективных факторов. В ряду последних существенное значение имели международное положение России и ее военный потенциал.

Страницы: 1 2 3 

Подобные материалы:

Экономика Карелии в период Северной войны
С Великой Северной войной 1700–1721 гг., в особенности с первым неудачным ее этапом, когда русская армия потеряла почти всю артиллерию, было связано начало формирования крупной государственной промышленности в Карелии. В этих условиях «пр ...

Общественно-политическое движение в Беларуси в первой половине XIX в
Ликвидация Речи Посполитой, идеи французской революции, события войны 1812 г. оказали большое влияние на развитие общественно-политического движения на землях Беларуси. Шляхетская интеллигенция, учащаяся молодежь, недовольные разделами Ре ...

Йеменский имамат
Турецкое владычество в Йемене продолжалось недолго. Грабительская политика пашей вызывала все растущее сопротивление йеменского народа. Поднятое в конце XVI в. восстание против турецкого ига возглавил зейдитский имам аль-Ман-сур Касем бен ...