В 1386 г. первые османские отряды прорвались в Герцоговину, оказавшись в непосредственной близости от Дубровника. Толпы беженцев с домашним скарбом и скотом двинулись к побережью и стали расселяться на землях коммуны. Вместе с беженцами в Дубровник проникали сведения о народе, который идет с востока, прежде всего сведения о его военной силе[77].

В 1397 г., когда турки были еще далеко от её границ, было подписано первое коммерческое соглашение с султаном Баязидом I и таким образом обеспечена свободная торговля с Османской империей. Республика Дубровник в 1458 г. признала себя вассалом Порты и обязалась платить ежегодную дань в размере 12 500 дукатов (с 1481 г.). Также в своей торговой практике дубровчане были вынуждены ориентироваться не только на запросы рынка, но и на торговую политику Порты. Тем не менее, по сравнению с другими европейскими христианскими странами, Дубровник получил самые выгодные торговые привилегии. Главные выгоды были связаны с ролью города как единственного нейтрального порта в системе воюющих государств. Дубровник, и только он, оказался тем каналом, по которому могла прорваться к морю создаваемая на полуострове товарная масса. Возможность распоряжаться этой товарной массой, ценность которой возрастала с каждым годом, была для дубровчан еще одним источником обогащения[78]. Войны, которые вела Османская империя при Сулеймане Великолепном, только стимулировали рост дубровницкой торговли – повсеместно ощущалась острая нехватка товаров, неразвитое хозяйство империи не в состоянии было покрыть военные потребности. Уже в ходе войны 1537 – 1540 гг. торговый оборот Дубровницкой республики вырос в три-четыре раза[79]. Ежегодно дубровчане ввозили в Османскую империю товаров на 160-200 тыс. дукатов. Когда же грянула Кипрская война 1570 – 1573 гг., торговля развернулась в еще больших масштабах. Если же считать и транзитную торговлю, которой занимались иноземные купцы, то размеры ввоза окажутся еще больше. Соответственно резко выросли и доходы от таможни[80]. Однако постепенно дубровчане теряли монополию на торговлю в портах Османской империи. На турецкий рынок настойчиво рвались конкуренты. Англичане основали в Стамбуле успешно действующую компанию. Особенно заметной становится роль Венецианской республики[81]. Полем битвы между республиками – соперницами стали далматинские города, находившиеся к этому моменту в состоянии экономической стагнации[82]. Европейский коммерсант, выходец из Португалии, Даниэль Родригец предложил Венеции план перестройки всей далматинской торговли, согласно которому портом для вывоза боснийских товаров в Венецию становился не далекий Дубровник, а близкий Сплит. Была произведена перестройка сплитского порта: расчищена гавань, сооружен мол, причал, складские помещения, постоялые дворы. В 1592 г. новый сплитский порт был готов. Товары, скопившиеся на боснийских рынках, хлынули из сплитской гавани - выяснилось, что добраться до Сплита из Сараева и Баня-Луки можно с меньшими издержками, чем до Дубровника[83]. При этом дорога из боснийских городов до Сплита была более безопасна.

По дубровницкой торговле был нанесен удар сокрушительной силы. Сплит грозил перетянуть к себе почти весь балканский экспорт. Соперничество двух портов продлилось еще несколько десятилетий; оно было приостановлено эпидемией чумы в 1630 г., а полностью прекратилось после Кандийской войны 1645 – 1699 гг. Таким образом, XVI век закончился для дубровницкой торговли при самых неблагоприятных предзнаменованиях. Это не было случайностью – Дубровник связал свою судьбу с Турцией, а империя вступила в полосу жесточайшего кризиса[84].

Подобные материалы:

Киевская Русь в XI-начале XII в.. Ярослав Мудрый и его сыновья.
После смерти великого князя Владимира в 1015 г. его многочисленные сыновья начали усобицы, в которые были вовлечены и печенеги, и поляки, и варяжские отряды. В результате внутренней борьбы с 1019 г. великим князем киевским стал сын Влад ...

Советский тыл в годы войны
Выделяется три этапа в развитии военной экономики Советского Союза. Первый приходился на вторую половину 1941 - первую половину 1942 гг. Это был самый сложный этап в истории Советского государства, когда от него была отторгнута территория ...

Ни войны, ни мира
Хасавюртовские соглашения ещё сильнее затянули узел кавказских проблем. Ставя свою подпись, А. Лебедь вряд ли мог полагать, что боевики пойдут на разоружение и прекратят свою противозаконную деятельность. Наши воинские части ещё находилис ...