а) Почему забирают хлеб?

б) Против кого и за что идет война?

в) Что такое социализм, который не только призывали, но п заставляли строить?

2. Те, кто искренне встретил и принял революцию, поверил в ее идеалы, поддержал Советскую власть. Они надеялись на возможность торжества справедливости на земле и связывали свои надежды с коммунистами.

3. Те, кто хорошо усвоил исходный постулат марксизма — разрушить старое, до основания Они успешно осуществляли простейший перевод марксовой формулы «экспроприация экспроприаторов» в ленинское «грабь награбленное». Стихийная разрушительная сила отличалась диким варварством, бессмысленной жестокостью. Темные силы накатывались мутной волной, превращая человека в зверя.

4. Оказались и такие, которым мутная вода пошла на корыстную пользу, сметливым и понятливым. Они быстро догадались, что к чему и что революцию можно очень даже хорошо приспособить под себя: сделать карьеру, отомстить ненавистному соседу да и много еще чего. Давнишняя зависть к состоятельному соседу могла, наконец, привести к разорению богатенького и обогащению завистника. Открывались хорошие возможности для мести, способов было много. Революция поощряла доносы. Кто был не ленив да малость грамотен, тому открывался путь к карьере. Выдвиженчество как способ, как особая форма привлечения новых кадров получило широкое распространение.

5.

Беспомощные. Их лучше всего характеризует такое высказывание: «Ничего не можем сделать и ничего мы не знаем, а ждем, что кто-то неизвестный, но где-то существующий, придет к нам и сделает для нас все, и тогда нам будет хорошо». Причем, кто придет, не имело значения: немец ли, француз ли, царь ли.

6. Раскаявшиеся от содеянного. Эту группу тоже лучше всего характеризуют цитаты из самовысказываний: «Дуболомы мы, черти серые, быки». «Оробел народ, думать начал не дело, полез с горя куда не надость, заблудился, забили ему голову мандатами да декретами, дурак дураком стал». «Одно нам надыть: по-старому чтобы, более, — более никаких!»

Из этих характеристик возникает образ в общем-то малосимпатичный, образ существа преимущественно унылого, слабого, безвольного, либо, напротив, злобного, ожесточенного. Меньше всего мне хотелось бы быть категоричным. В эти переломные моменты истории все оказывалось гораздо сложнее и неоднозначнее. Происходило осмысление происшедшего, усвоение новых идей и житейских премудростей, приспособление к быстро меняющейся ситуации, особенно в прифронтовых районах и т. д. Возникали новые социальные типы, новая психология этих типов, в которой весьма сложно разобраться. Я еще раз подчеркиваю условность предложенной группировки. И, если все же считаться с ней, то необходимо учитывать, по меньшей Мере, еще одно обстоятельство: возможность сочетания двух, трех и более признаков названных групп в каком-то еще не учтенном социальном облике.

Возникнувшие позитивные элементы в психологии, думается, тонули в море отрицательного опыта. Крестьянин, вернувшийся с войны, помимо ран и душевных травм, все же расширил свой кругозор, становился самостоятельнее. Уменьшалась власть над ним стариков-борадочей, консервативных традиций. Но рождалось иное влияние. Духовное формирование новых социальных типов шло путем накачки идеологическими лозунгами большевиков. Происходило некое заглатывание без пережовывания и вкуса не очень здоровой пищи, а то и ее суррогата.

Страницы: 1 2 3 4 5

Подобные материалы:

Реформы Александра I: предпосылки, характер, итоги. Эпоха либеральных преобразований. Негласный кабинет
Первые манифесты Александра I свидетельствовали о новой политике. Они провозглашали стремление править по законам Екатерины II, снять ограничения на торговлю с Англией, объявление амнистии и восстановление в должностях лиц, репрессированн ...

Завершение объединения русских земель во второй половине XV — первой трети XVI вв.
На завершающем этапе объединения русских земель активизируется и внешняя политика России. Иван III вошел в историю как искусный дипломат. Его союз с крымским ханом облегчил освобождение от ига монголо-татар. В 1480 г. Ахмедхан на Угре жда ...

Эстония под властью Швеции
После Ливонской войны под властью шведов оказались Харьюский, Вируйский, Ярваский и Ляэнеский мааконды, а также город Таллинн, образовавшие Эстляндскую губернию. За этими землями были сохранены все привелегии дворянства и городов, посколь ...