На фоне значительного укрепления советских Вооруженных сил, усиления могущества и престижа Красной Армии подспудно зрели процессы, непосредственно связанные с укреплением режима личной власти И.В. Сталина и разгулом репрессий второй половины 30-х годов.

И.В. Сталин безусловно опасался того значения и влияния, которое приобретал командный состав армии и флота в обществе, однако попытки его окружения обнаружить какие-либо реальные факты оппозиции в Вооруженных силах страны курсу генерального секретаря ЦК партии или даже признаки организованного сопротивления со стороны военных вплоть до середины 30-х годов не увенчались успехом. Рабоче-Крестьянская Красная Армия действительно была таковой для всего населения страны, которое, несмотря на значительные лишения и трудности, по-прежнему с энтузиазмом строило новое социалистическое общество. Командный состав Вооруженных сил, прошедший через огонь и кровь гражданской войны, был беззаветно предан партии и Советскому государству.

Однако болезненная подозрительность И.В. Сталина, поддерживаемая и разжигаемая абсолютно подконтрольными ему карательным органами, должна была в конце концов обратиться и на армию. Совершенно неожиданно в июне 1937 года советскому народу и всему миру было сообщено, что несколько самых знаменитых советских полководцев (М.Н. Тухачевский и др.) были арестованы, обвинены в измене и расстреляны.

Следует отметить, что репрессии в Вооруженных силах начались еще до ареста Тухачевского, под их удары попадали некоторые уже достаточно крупные военачальники, однако они пока вполне вписывались в полосу политических процессов, которые начались после убийства С.М. Кирова в Ленинграде в 1934 г.

Начавшиеся же с июня 1937 года репрессии в армии, приобретают массовый характер. Они не только обрушились на высший командный состав Красной Армии, но и затронули все военные округа и крупные воинские формирования. При помощи сфальсифицированных документов военных, попавших в категорию «врагов народа» и «шпионов иностранных разведок», привлекали к суду, и чаще всего их ожидала высшая мера наказания. Нередко власти даже не удосуживались провести гласные судебные процессы над обвиняемыми.

Так был арестован и расстрелян без суда командующий Дальневосточной армией маршал В.К.Блюхер, только что отразивший нападения японцев. Кстати, по злой иронии судьбы именно маршал В.К. Блюхер председательствовал на процессе по делу военачальников во главе с М.Н. Тухачевским. Из первых пяти Маршалов Советского Союза (это воинское звание было введено в 1935 году) были арестованы трое – М.Н. Тухачевский, А.И. Егоров и В.К. Блюхер. По данным некоторых исследований из общего числа 733 высших командиров и политработников Красной Армии (начиная с комбрига и бригадного комиссара и до Маршала Советского Союза) было репрессировано 579 человек. По другим данным с мая 1937 года по сентябрь 1938 года подверглись репрессиям около половины командиров полков, почти все командующие войсками военных округов, большинство политработников корпусов, дивизий и бригад, около трети комиссаров полков.

Были расстреляны начальник морских сил РККА, заместитель наркома обороны В.М. Орлов, начальник военно-воздушных сил Я.И. Алскнис, начальник разведуправления штаба РККА Я.К. Берзин, почти все командующие и политические руководители округов. Опустошению подверглись Наркомат обороны, военные академии, аппарат Вооруженных сил страны.

В результате к началу Великой Отечественной войны только 7% командиров Красной Армии имели высшее военное образование, а 37% не прошли полного курса обучения даже в средних военно-учебных заведениях. Состояние командного состава того времени усугубилось еще и тем, что большинство репрессированных военачальников имели значительный боевой опыт гражданской войны, участия в войнах в Испании, в Китае, в советско-японских вооруженных конфликтах. Многие из них хорошо знали немецкую военную организацию и военное искусство. Заменившие же их командные кадры такими знаниями не обладали. Репрессии вызвали огромную текучесть командных кадров. Ежегодно получали новые назначения десятки тысяч офицеров. Нередко, едва приступив к работе в новой должности, они вновь перебрасывались к следующему месту службы. Кадровая чехарда отрицательно сказывалась на уровне дисциплины и боевой выучке войск. Все это происходило в период стремительного роста численности армии, создания новых частей и соединений, увеличения числа командных должностей. Образовался огромный некомплект командиров, который год из года возрастал.

Страницы: 1 2

Подобные материалы:

Большевики
Наряду с определением империализма как последней стадии капитализма и кануна мировой пролетарской, коммунистической революции программа большевиков содержала характеристику товарного производства — «основу капиталистических производственн ...

Общее стратегическое руководство партизанского движения
Общее руководство П.д. осуществляла Ставка ВГК. Непосредственно стратегическое руководство осуществлял Центральный штаб партизанского движения при Ставке, созданный 30 мая 1942 г. (начальник ЦШПД Пономаренко, главнокомандующий п.д. – К.Е. ...

Реформы Александра I: предпосылки, характер, итоги. Эпоха либеральных преобразований. Негласный кабинет
Первые манифесты Александра I свидетельствовали о новой политике. Они провозглашали стремление править по законам Екатерины II, снять ограничения на торговлю с Англией, объявление амнистии и восстановление в должностях лиц, репрессированн ...