В то же время Чжао То не оставлял попыток расширить свое государство за счет аннексии земель Аулака. Однако все его попытки были тщетны: в 214 г. до н.э. войска Чжао То потерпели поражения в боях у Тьензу и Вуниня.

Провал нашествия Циней и первых завоевательных кампаний Чжао То ярко продемонстрировали способность раннего вьетского государства противостоять массированной агрессии чужеземцев. Немаловажную роль в этом, как уже было сказано, сыграло объединение сил представителей двух древневьетнамских ветвей - лаквьетов и аувьетов. Королевства Ванланг и Намкыонг, слившись в единое целое, образовали более крупное - Аулак, и смогли оказать достойное сопротивление китайским агрессорам.

В свою очередь, Чжао То, осознавший, что Аулак силой не покорить, решил пойти на хитрость. О лукавстве Чжао сложена целая легенда, согласно которой повелитель государства Намвьет, признав свое поражение, отступил в горы и запросил мира у Ан Зыонга. В знак подтверждения просьбы о мире и признания себя вассалом Зыонга Чжао отправил в Аулак своего сына Чжун Ши. У Ан Зыонга была дочь Ми Тяу. Чжао и Зыонг договорились сосватать своих детей, после чего Чжун Ши остался жить в Аулаке. Ан Зыонг, таким образом, надеялся отвратить нависшую над государством китайскую угрозу: он считал, что, выдав дочь замуж за сына неприятеля, сможет сохранить свои богатства и свою власть. Но Зыонг просчитался. За несколько лет, проведенных на юге, Чжун Ши тщательным образом изучил аулакскую жизнь, узнал секрет изготовления арбалетов, которые служили главным оружием при обороне крепости Колоа. Более того, прежде чем сбежать из южного королевства, Чжун Ши сумел повредить их, что фактически обезоружило главное укрепление государства. Разумеется, эти сведения стали значительным подспорьем для Чжао То, который, получив тактическое преимущество, сумел захватить Колоа, а вместе с ней и весь Аулак. Неприступные стены крепости не смогли защитить королевство Дракона и Птицы. Побежденный Ан Зыонг вынужден был убить дочь Ми Тяу - жертву своих корыстных планов, а после покончить с собой, бросившись со скалы в море.

Гибель Ан Зыонга подводит печальный итог: недальновидная политика правителя Аулака стоила жизни не только ему, но и всему государству! С этого момента для Древнего Вьетнама начался непростой период, на протяжение которого страна находилась под гнетом наместников китайской империи. Но несмотря на это, вьетнамцы верят, что поучительная история Ан Зыонга отражает уровень их самосознания, высокий уже в древние времена. Неизвестно, однако, реальна ли эта история на самом деле или Чжун Ши и Ми Тяу лишь персонажи красивой, но выдуманной легенды. Как бы то ни было, в 206 г. до н.э. покорение Аулака стало свершившимся фактом, и вьетнамцам уже на заре истории своего государства впервые пришлось начать борьбу за его независимость.

Страницы: 1 2 

Подобные материалы:

Ноябрьская революция.
В Ноябрьской революции в Германии решающую роль сыграли две партии: Социал-демократическая партия Германии (СДПГ) во главе с Ф. Эбертом и Ф. Шейдеманом и Независимая социал-демократическая партия Германии (НСДПГ) во главе с К. Каутским и ...

Российско-британские отношения в 80-е гг. XIX в. Конец политики «блестящей изоляции» Великобритании
Адекватной оценке роли военных планов в отношении Индии в отечественной историографии англо-русского соперничества на Среднем Востоке препятствовало обращение исследователей к более масштабным и, на их взгляд, исторически значимым события ...

Русь и степь
Господствующее положение в степях (Восточной Европы) – вплоть до монголо-татарского нашествия XIII в. – заняли кипчаки (шары и сары восточных источников, куманы (команы) западноевропейских, половцы русских летописей), кочевья которых к се ...