Наверное, самой интересной и самой любопытной для читателей может быть глава «Домостроя», названная "Похвала мужьям, или Слово о добрых женах". "Если подарит кому-то Бог жену хорошую - дороже камня многоценного, такой жены и при пущей выгоде грех лишиться: наладит мужу своему благополучную жизнь. Доброй женой блажен муж, и число дней его жизни удвоится - добрая жена радует мужа своего и наполнит миром лета его. Жена добрая, трудолюбивая, молчаливая - венец своему мужу, если обрел муж такую жену хорошую - только благо выносит из дома своего“, - пишет Сильверст.

Однако положение женщин в семье при Домострое было нелёгким.

Дочерей отцы держали в строгости. До замужества мужчина должен был быть неизвестен девицам. Матери или няньки обучали девочек шитью и различным домашним занятиям. Чем знатнее был род, тем больше строгости присутствовало в воспитании.

Если в крестьянском быту женщина и находилась под гнетом тяжелых работ, если на нее, как на рабочую лошадь и взваливали все, что было потруднее, то, по крайней мере, не держали взаперти.

“В семьях же знатных девицы, погребенные в своих теремах, не смея показываться на свет, без надежды кого-нибудь полюбить, день и ночь и всегда в молитве пребывали, и лица свои умывали слезами.” Выдавая замуж девушку, не спрашивали о ее желании. Она сама не знала, за кого идет, не видела своего жениха до замужества. Сделавшись женою, она не смела никуда выйти из дома без позволения мужа, даже если шла в церковь, и тогда обязана была спрашиваться. Девушки выходили замуж в то время очень рано, в 13-14 лет.

По законам приличия считалось предосудительным вести разговор с женщиной на улице. В Москве, замечает иностранец А. Олеарий, “никто не унизится, чтоб преклонить колено перед женщиною и воскрутить пред нею фимиам.” Женщине не предоставлялось права свободного знакомства по сердцу и нраву, а дозволялось лишь общение с теми, с кем мужу угодно было позволить; но и тогда ее связывали наставления и замечания: что говорить, о чем умолчать, что спросить, чего не слышать.

Встречалось, что муж приставлял к жене “шпионов” из служанок и холопов, а те, желая угодить хозяину, нередко перетолковывали ему все в другую сторону. Очень часто бывало, что муж по наговору любимого холопа бил свою жену, основываясь только на подозрении. Специально для таких случаев у мужа висела плеть, исключительно для жены, и называлась дураком. За ничтожную вину глава семейства таскал жену за волосы, раздевал донага и сек дураком до крови - это называлось учить жену. Иногда вместо плети использовались розги, и жену секли, как маленького ребенка.

Привыкшие к рабству, которое им суждено было влачить от пеленок и до могилы, русские женщины понятия не имели о возможности иметь другие права, и верили, что они, в самом деле, рождены для того, чтоб мужья их били, и сами побои считались признаком любви. “Кто кого любит, тот того лупит, коли муж не бьет, значит, не любит”, - говорит русская пословица.

В домашнем быту женщина не обладала какой-либо властью даже в ведении хозяйства. Она не смела ни послать кому-нибудь подарок, ни принять его от другого, не смела даже сама без дозволения мужа что-либо съесть или выпить.

Редко дозволялось матери иметь влияние на своих детей. Знатной женщине считалось неприличным кормить грудью детей, которых поэтому отдавали кормилицам. Впоследствии мать имела на детей меньшее влияние, чем няньки и дьяки, которые воспитывали господских детей под властью отца семейства.

Положение жены всегда было хуже, если у нее не было детей, но оно делалось в высшей степени ужасно, когда муж, наскучив ею, заводил себе на стороне любовницу. “Тут не было конца придиркам, потасовкам, побоям; нередко в таком случае муж заколачивал жену до смерти и оставался без наказания, потому что жена умирала медленно, и нельзя было сказать, что он ее убил, а бить ее, хоть по десять раз на день, не считалось дурным делом.” Случалось, что муж таким образом вынуждал жену вступить в монастырь. Несчастная, чтобы избежать побоев, решалась на добровольное заключение, тем более, что в монастыре у нее было больше свободы, чем в доме у мужа. Если жена упрямилась, муж мог нанять двух-трех лжесвидетелей, которые обвиняли ее в прелюбодеянии и тогда жену насильно запирали в монастырь.

Иногда жена, бойкая от природы, возражала мужу на побои бранью, часто неприличного содержания. Были примеры, когда жены отравляли своих мужей. Правда, за это их ждало суровое наказание: преступниц закапывали живыми в землю, оставляя снаружи голову, и держали в таком положении до смерти, им не давали есть и пить, и сторожа стояли при них, не допуская, чтобы кто-нибудь покормил женщину. Прохожим разрешалось бросать деньги, но эти деньги употреблялись на гроб для осужденной или на свечи для умилостивления Божьего гнева к ее грешной душе. Смертную казнь могли заменить на вечное заточение. Н. Костомаров приводит описание одного случая, когда двух женщин за отравление своих мужей держали трое суток по шею в земле, но так как они просились в монастырь, то их откопали и отдали в монастырь, приказав держать их порознь в уединении и в кандалах.

Страницы: 1 2 3

Подобные материалы:

Египетская цивилизация
Египет – одна из древнейших и наиболее долговременных цивилизация. Причиной тому является его местоположения. Зажатая с обеих сторон пустыней, она получила возможность развиваться в плодородной долине Нила. Разливы Нила – это как бы реки ...

Василий Шуйский и социальная смута. "Тушинский вор".
Руководитель боярского заговора князь Василий Шуйский "был, не скажем, избран, но выкрикнут царем" (Соловьев). Новый царь разослал грамоты по всему государству, в которых обличал самозванца и еретика Расстригу, обманувшего русс ...

Термин Сибирь. Первые сведения о Сибири
Известно, что в древности на среднем Иртыше жило племя угров — «сипиры», или «сыбыры». Позднее часть его под напором тюркских племен ушла на север. Оставшиеся смешались с пришельцами-тюрками. До сих пор на Иртыше бытуют легенды о сыбырах ...