Концепция истории Россия Александра Исаевича Солженицына своеобразна, она выделяется в русской исторической традиции. Это отмечают многие историки, и далеко не все с ним согласны.

Так Р.А. Медведев, кандидат педагогических наук, историк, публицист, в своей статье «Русский вопрос по Солженицыну» подробно разбирает взгляды писателя на историю, отмечая те недочеты и несоответствия, которые смущают его. «Солженицын создает собственную концепцию истории России, не слишком заботясь об убедительности своих толкований и надежности источников», - это первое обвинение Роя Александровича. Эту убедительность и проверяет Медведев. Он оспаривает мнение Солженицына, что ««золотой век» длился в России почти 500 лет – с конца XII века до конца XVI века, когда Православие «находилось в своей высокой жизненной силе и держало дух русского народа более полутысячи лет». Медведев напоминает о том, что «это было время монголо-татарского ига, правовых княжеских усобиц, эпидемий чумы и холеры, террора Ивана Грозного»[33]. Он также не согласен с Солженицыным в вопросе о церковном расколе, который стал причиной «вытравливание и подавление русского национального духа, «выветривание покаяния, высушивание этой способности нашей. За чудовищную расправу со старообрядцами – кострами, щипцами, крюками и подземельями, еще два с половиной века продолженную бессмысленным подавлением двенадцати миллионов безответных безоружных соотечественников, разгромом их во все необжитые края и даже за края своей земли, - за этот грех господствующая церковь никогда не произнесла покаяния. И это не могло не лечь валуном на все русское будущее?[34]» А вот, что не устраивает Медведева в толковании церковной реформы писателем: «Солженицын не объясняет своим читателям причины и мотивы раскола, который был порожден не спорами о догматах или об устройстве церкви, а деталями в обрядах и разночтениями в переписанных от руки монастырских книгах. Солженицын явно преувеличивает и влияние раскола на российскую историю, и влияние патриарха Никона, и масштабы репрессий против старообрядцев. Об истории и значении раскола написано много, но мало кто из историков, религиозных философов и богословов толкует эти эпизоды в истории России и в истории Церкви сходно с Солженицыным». На вопрос: Почему этого не делает Солженицын? - Рой Александрович отвечает просто: «Поскольку не считает нужным доказывать свои утверждения». Но главным камнем преткновения в концепции Александра Исаевича Медведев видит в его характеристике Петра Великого. Медведев подробно приводит «поспешное перечисление «ошибок и неудач» Петра» Солженицыным. Рой Александрович не согласен с тем, что «в народе не случайно создалось устойчивая легенда, что Петр – самозванец и антихрист»: «На самом деле такая легенда возникла лишь среди части старообрядцев, тогда как в сознании и памяти русского народа Петр I и до сегодняшнего дня остается наиболее уважаемой исторической фигурой, «отцом-преобразователем» величайшим из правителей страны». Он не отрицает, что «идеализировать Петра нет никаких оснований». Вряд ли в споре об эпохе Петра и о самом царе будет когда-либо поставлена точка, но его смущает подбор источников, которыми пользуется Солженицын при описании деятельности императора: «Литература о Петре огромна и продолжает пополняться, но Солженицын не пытается более или менее объективно оценить ее. Он ссылается, как правило, на книги, опубликованные русскими эмигрантами в Берлине и Праге. Основным же источником служит для писателя малоизвестная у нас книга Ивана Солоневича «Народная монархия» впервые изданная в Буэнос-Айресе в 1973г. Остальные данные он просто игнорирует. Но как можно со столь слабыми доводами пытаться изменить сложившиеся за столетия к Петру?» После чего, как бы оппонируя Александру Исаевичу, Р.А. Медведев приводит объективные данные о Петре: «Почти все реформы Петра вошли в национальную жизнь и сохранились в устройстве государства, общества, в институтах образования, структуре армии. От Петра идет российская пресса и российская наука, российская флот и российский календарь. Петр положил начало и так называемому петербургскому периоду истории России, который, по мнению Солженицына, был движением по неправильному пути.<…> Новое сплочение русских уже как полноценной нации началось в XVII в. и завершилось на второй половине XIX в Именно в петербургский период сложился современный русский литературный язык, появились российская наука, живопись, музыка, архитектура, литература, то есть все элементы богатой русской культуры».[35]

Похожую критику «получает» Солженицын и от Якова Соломоновича Лурье, доктора филологических наук, специалиста по древнерусской литературе и истории: ««Факты, на которых основывает Солженицын свои настроения, во многих случаях вызывают возражения у историков. Допетровская Россия не была такой благочестивой страной, какой представляет ее писатель. История Киевской и Московской Руси ознаменована жесточайшей борьбой между князьями, сопровождающейся крепостного целования, убийствами, ослеплениями и т.д. Говоря о русских завоеваниях XVIII-XIX вв., писатель утверждал, что завоевательные походы русских государей начались с Петра. Но походы Ивана III с татарскими войсками на Новгород; взятие Казани Иваном IV.<…> Разумеется, жестокость русских князей и царей не представляла собой чего-либо исключительного в современной им истории – сколько угодно жестоких правителей было и в Западной Европе. Но и видеть в допетровской Руси черты особого благочестия, «природной наклонности русских к раскаянию, к покаянию» нет оснований»[36].

Страницы: 1 2 3

Подобные материалы:

«Домострой» и его влияние на быт и нравы московских дворян в допетровскую эпоху
"Благословляю я, грешный, и поучаю я, наставляю и вразумляю единственного сына своего и его жену, и детей их, и домочадцев - следовать христианским законам, жить с чистой совестью и по правде, в вере соблюдая волю Божию и заповеди ег ...

Противоречие в строе государства.
Опричнина не отвечала на политический вопрос, стоявший тогда на очереди, не устраняла затруднения, которым была вызвана. Затруднение создавалось столкновениями, какие возникали между государем и боярством. Источником этих столкновений был ...

Исторические предпосылки французской агрессии во Вьетнаме
Первопричиной завоевания Вьетнама французскими колонизаторами многие исследователи называют упадок феодализма, вызванный противоречиями среди вьетнамских династийных домов. Вьетнам, ослабленный усобицами, стремлением реставрированной дина ...