Некоторые историки считали Ливонскую войну политической ошибкой Ивана 4-го. Н. И. Костомаров, например, усматривал в ней излишнее стремление Ивана Грозного к завоеваниям. Между тем для России она была поставлена в повестку дня самой историей — выхода к Балтийскому морю требовали ее экономические и военные интересы, а также необходимость культурного обмена с более развитыми странами Запада. Иван Васильевич, следуя по стопам своего знаменитого деда — Ивана 3-го, решил прорвать блокаду, которой фактически отгородили от Запада Россию враждебные ей Польша, Литва и Ливонский орден.

Итак, для развития экономических и культурных связей с Западной Европой Россия нуждалась в свободном выходе к Балтийскому морю. Но Прибалтика была в руках немецких феодалов, основавших там Ливонский рыцарский орден, который препятствовал торговле России с западными странами.

Прибрежная полоса Балтийского моря некогда принадлежала Новгороду и Пскову. Потом эти прибалтийские земли захватили рыцари Ливонского ордена и Швеция. В 1501 году магистр Ордена Плеттенберг пытался захватить Псков, но был дважды разбит русскими войсками и вынужден был в 1503 году заключить с Москвой перемирие на 50 лет. По этому договору Орден обязался платить Москве дань с Юрьевской (Дерптской) области. Однако со временем Орден не только перестал выполнять условия подписанного договора, но и начал проводить враждебную политику по отношению к России.

В 1547 году Ливонский орден при поддержке Польши и Швеции не пропустил в Россию выписанных из Европы специалистов. Иван 4-й в то время был занят делами на Востоке, поэтому оставил без последствий поведение магистра Ордена Германа фон Бругге. Но когда в 1554 году ливонские послы прибыли в Москву с просьбой о продлении перемирия, царь потребовал от них уплаты «юрьевской дани», установленной договором 1503 года. Формально послы согласились выплатить неустойку, однако Ливония не собиралась выполнять своих обещаний. Новый магистр Ордена Вильгельм фон Фюрстенберг после кратковременной войны с Польшей в 1557 году тайно заключил с польским королем и великим князем литовским Сигизмундом 2-м Августом союз против России. Таким образом, у Ивана 4-го было достаточно формальных оснований, чтобы объявить войну Ливонскому ордену.

В 20-х числах января 1558 года русские войска перешли ливонскую границу в районе Пскова. Царь всенародно объявил о начале войны, подчеркивая ее общенациональный характер. Во всем государстве был объявлен великий пост. Колокольный звон гудел над Москвой круглые сутки.

Ливонский Орден к этому времени был значительно ослаблен внутренними раздорами, социальные противоречия переплетались там с национальными: феодальная верхушка состояла из немцев, а среди низов преобладали латыши и эстонцы. Но России предстояло иметь дело не только с Ливонией, но и с постоянными союзниками — Польским королевством и Великим княжеством Литовским.

В начале войны ливонские рыцари терпели одно поражение за другим. Пали Нарва и Дерпт. Летом 1558 года русские воины уже стояли на берегу Балтийского моря. Успешно развивалось наступление на Ревель и Ригу. Русские войска дошли до границ восточной Пруссии и Литвы. На стороне русских выступали латыши и эстонцы, которые находились под гнетом феодалов. Ливонский орден разваливался под ударами русского оружия.

Иван Васильевич радостно встречал гонцов с известиями о взятии ливонских крепостей и о выходе русских войск к Балтийскому морю. С кремлевских стен по приказу царя была открыта великая пальба из пушек в честь победителей. Царь приказал открыть кабаки — Москва гуляла до глубокой ночи, радуясь победам русского оружия. В Кремлевском дворце, в Большой палате царь устроил пир. В разгар веселья он сам выпил кубок морской воды и заставил выпить по кубку морской воды Сильвестра и Алексея Адашева. Но веселье и радость русских были недолгими. Вскоре ход войны изменился.

В окружении самого Ивана Васильевича многие именитые бояре не понимали и не поддерживали идею этой войны. Аристократическая верхушка была заинтересована в оборонительных войнах, в отстаивании южных рубежей от набегов татар. Напротив, низшая часть дворянства — выступала за продолжение наступательной войны с западными соседями. Это и понятно: по сравнению с землвладельцами-аристократами дворяне значительно хуже были обеспечены землей. Эта война представляла собой желанный источник обогащения: за счет военной добычи и, возможно, за счет получения новых земельных участков в присоединенных областях. Стремление дворянства совпадали с крупными завоевательными планами царя и поддерживались Русской Православной церковью, но они противоречили чаяниям боярства, не видевшим смысла в завоеваниях, посадского населения, недовольного усилением налогов и повинностей. Пока в войне царским войскам сопутствовал успех, это противоречие не было столь очевидным, но как только начались серьезные неудачи, царь перешел к политике репрессий, стремясь любой ценой сломить сопротивление верхушки служилого класса, сделать из нее послушное, безгласное орудие.

Страницы: 1 2 3

Подобные материалы:

Первобытная культура.
1. Исследователи и периодизация первобытной культуры. 1. Картины мира в первобытной культуре. 1. Ранние формы религии. 1. Феномены первобытной культуры – магия, искусство, миф. Изучение первобытной культуры началось лишь в XIX веке. ...

Культура Древнего Египта
Культура Древнего Египта несет вечность, поражает своей целостностью Египет – греческое слово «тайна». Древние культуры обращены в «золотой» век, когда люди и Боги жили на Земле вместе. Многобожие. В IV веке н.э. египетский язык исч ...

Типология культуры.
Культура – абстрактное научное понятие. В реальной жизни мы встречаемся с культурой человека и с культурой различных социальных общностей. Культура Востока предполагает вписанность человека в природу, его гармонию с ней. Смыслом культур ...