Португальские коммерсанты располагали меньшими капиталами, чем другие европейцы. В результате им приходилось довольствоваться ролью посредников между другими европейскими фирмами и компаниями. Например, в Португальской Гвинее

среди крупных торговых фирм лишь одна была португальской. Прочие обычно принадлежали французам. Европейские деньги обычно не употреблялись. Местные товары обменивались в определенных пропорциях на европейские. Колониальные администраторы, набиравшиеся чаще всего из отставных военных, были более всего заинтересованы в личном обогащении. Свою главную задачу они видели в увеличении налогов, так как получали прибавку к своему жалованью в размере до 12% от собранных ими средств. Плантаторы обеспечивали себе существенные прибыли, используя систему принудительного труда.

Основой гвинейского производства на экспорт служили «туземные» хозяйства. В районах выращивания арахиса распространялась полукабальная аренда. Простые общинники получали от глав больших семей участки, посевной материал и пропитание до уборки урожая. Собрав урожай, они были обязаны часть его отдать владельцу земли, часть — уступить тому же владельцу за заранее оговоренное вознаграждение.

Вплоть до середины XIX в. Лиссабон рассматривал Анголу как источник получения рабов. Затем на смену вывоза рабов пришел вывоз каучука. На рубеже XIX—XX вв. произошла смена форм колониальной эксплуатации. Откровенное рабство было заменено замаскированным, в виде «контрактации» рабочей силы. Ежегодно из Анголы на плантации островов Сан-Томе отправлялись тысячи «законтрактованных». Принудительный труд широко практиковался и в самой Анголе, где «законтрактованных» сгоняли на плантации каучуконосов. За каждого «законтрактованного» владельцы плантация и городских предприятий получали вознаграждение, превышавшее размеры жалования рабочего за полтора года работы по «контракту». Не случайно ангольцы смотрели на чиновников как на врагов, которые могли заставить любого «туземца» работать где угодно, в любых условиях и на любого нанимателя.

Подобное происходило и в другой португальской колонии — Мозамбике. В конце XIX в. португальское правительство предоставило концессии на эксплуатацию природных ресурсов колонии иностранным компаниям. Местное население в принудительном порядке заставляли работать на землях концессионеров. Чиновники компаний и колониальной администрации могли объявить «праздным» любого африканца и отправить его на 6—8 месяцев для «общественных» работ на плантации или земли европейских колонистов. В начале XX в. между правительством Португалии и Южно-Африканским Союзом было заключено соглашение о ежегодном принудительном наборе 100 тысяч рабочих в Мозамбике для работы на рудниках Трансвааля. С этого времени и до обретения страной независимости в 1975 г. Мозамбик являлся источником дешевой рабочей силы для расистского Юга Африки.

Подобные материалы:

Присоединение Волыни к Великому княжеству Литовскому. Захват фео­дальной Польшей Галичины.
Из от­рывочных сообщений источников о последних годах правления Юрия-Бо­леслава II известно, что между бояр­ством и князем не утихала борьба за первенство в Галицко-Волынском княжестве. Крупные феодалы стре­мились ограничить власть Юрия-Б ...

Попытки русско-германского сближения в 1904-1907 гг.
В начале 1900-х гг. Германия была весьма обеспокоена фактом растущего англо-французского сотрудничества. В нём она усматривала препятствие для своих захватнических планов. После того, как в 1902 г. Англия заключила союз с Японией и получ ...

Внешняя политика Михаила Фёдоровича Романова (1613-1645)
В 1613 г. Земский собор избрал царем 16-летнего Михаила Романова. Шведы владели Новгородом и водской пятиной и желали присоединения этой области к Швеции. Военные дела русских под предводительством князя Дмитрия Трубецкого, шли неудачно, ...