Начало Первой мировой войны пришлось на время IV Государственной Думы, выборы в которую прошли осенью 1912 г. Главным их итогом стало «вымывание» октябристского центра, более или менее стабилизировавшего ситуацию в 3-й Думе. Произошло усиление как правых, так и левых фракций.

Одной из самых влиятельных фракция стали «прогрессисты». Ее идеологом был представитель известной семьи промышленников и банкиров, газетный издатель П. П. Рябушинский, а лидером – фабрикант А. И. Коновалов, отличавшийся особым вниманием к проведению разумной социальной политики, соблюдению интересов рабочих. Но на формальное объединение с кадетами прогрессисты не шли, считая их слишком «демократическими», то есть уделяющими внимание больше общеполитическим вопросам, нежели формированию свободной экономики. (В конце концов, во время войны обе фракции сошлись в главной идее – идее «ответственного» министерства).[8]

П. Н. Милюков писал в «Воспоминаниях»: «суть перемены, происшедшей в Четвертой Думе, заключалась в том, что компромисс оказался невозможным и потерял всякое значение, вместе с нм исчезло и то среднее течение, которое его представляло. Исчез «центр», и с ним исчезло фиктивное правительственное большинство».[9] Ослабевшая в IV Думе фракция «Союза 17 октября» колебалась между крайне правыми и незримым кадетско-«прогрессистским» альянсом, все больше склоняясь в пользу второго.

Нет сомнения, что одной из важнейших причин формирования такой политической ситуации была и правительственная политика. Перед самой войной, в январе 1914 г. премьер-министр В. Коковцов, заявивший однажды: «У нас парламента, слава Богу, еще нет!» и глубоко обидевший тем самым думцев, попал под перекрестный политический огонь и думцев, и разоряющихся дворян, которым был не по вкусу сбалансированный бюджет, был вынужден уйти. Новый премьер, 75-летний И. Л. Горемыкин, был многолетним честным служакой престолу, но абсолютно не соответствовал задачам, стоявшим перед страной.

Императорский двор и правительство совершенно оставили попытки выработать набор идей, консолидирующих активную, созидательную часть общества в национально-государственном и либерально-консервативном направлении. Вместо этого тщательно поддерживались традиционалистские действия с опорой на казенно-бюрократический аппарат.[10]

Разобщенность политической элиты накануне войны и в ее начальный период проявлялась в ряде думских резолюций, практически открыто противопоставляющих себя правительству. Верховная власть с одной стороны, и либералы и люди либерально-консервативных убеждений все больше шли расходящимися курсами.

Пока наблюдался патриотический подъем, а войну на полном серьезе называли отечественной, это было не так заметно. Но как только поражения на фронте и сложности в тылу дали о себе знать и снизили всеобщий энтузиазм, непонимание политической элитой друг друга привело к кризису власти.

Подобные материалы:

Галичина и Волынь.
Галицко-Волынское княжество, с его плодородными почвами, мягким климатом, степным пространством, перемежающимся с реками и лесными массивами, было центром высокоразвитого земледелия и скотоводства. На этой земле активно развивалось промыс ...

Мудрая политика королей Ле
Итак, для страны Юга, добившейся, наконец, независимости от Китая, начался мирный этап развития. Этап, на котором рост страны больше не сдерживался иноземными наместниками, этап, на котором государство Дайвьет больше не подвергалось систе ...

Сущность, формы и функции исторического знания и познания. Методы изучения истории
Историческая наука (история) может рассматриваться 1) как форма общественного сознания, 2) как социальный институт. С точки зрения формы общественного сознания историческая наука представляет собой, во-первых, один из способов познания м ...