Начало 1916 г. прошло в тревожном ожидании перемен. Самодержавие, отразившее первый серьезный натиск оппозиции, решило не торопиться с созывом очередной сессии Думы, отложив ее начало на февраль 191 г. Основное внимание власть уделяла кадровым изменениям в правительстве. 20 января (2 февраля) было объявлено об отставке И. Горемыкина. Новым премьером стал мало чем примечательный сановник, бывший тверской и ярославский губернатор 67-летний обер-камергер Б. Штюмер. Считали, что своим неожиданным возвышением он обязан Григорию Распутину, без участия которого, по слухам, в тот год не проходило ни одного заметного назначения.

Не описывая в деталях роль «святого старца» в придворной камарилье, благо этому посвящена не одна сотня работ, отметим, что, став в силу различных обстоятельств центральной фигурой дворцовых интриг и так называемых «темных сил» в последние годы царизма, «святой черт» представил оппозиции удобную фигуру для дискредитации режима. Распутину приписывали ряд шумных назначений 1916 г. – замену марте военного министра Поливанова генералом Д. Шуваевым, выдвижение на должность министра внутренних дел А. Протопопова и отставку в июле министра иностранных дел С. Сазонова, которого сменил на этом посту премьер Ю. Штюмер. Назначение Штюмера с особым раздражением было встречено оппозицией, хотя сам новый министр стремился к смягчению отношений с Думой.

9 (22) февраля 1916 г. после полугодового перерыва состоялось открытие думской сессии, на которое приехал император. Своим присутствием в зале фрондирующей Думы Николай II как бы призывал к примирению власть и оппозицию.[15]

Однако оппозиционеры были настроены не в пользу компромиссов. Демонстрируя кажущуюся покорность в Думе, они перенесли всю вою антигосударственную работу в общественные организации, находящиеся полностью под их контролем. Центром внедумской деятельности оппозиционеров с весны 1916 г. становится вторая столица империи.

12 – 14 (25 – 26) марта в Москве созывается всероссийский съезд городов, в котором приняли участие видные лидеры оппозиции. С большим докладом о снабжении армии на съезде выступил Н. Некрасов. Он остро критиковал правительство, характеризуя его политику как «преступную бездеятельность». Он призвал к объединению всех существующих общественных организаций в единый Союз Союзов. Предполагалось, что этот «штаб общественных сил» будет существовать вполне легально и сплотит вокруг себя как уже существующие, так и вновь созданные самостоятельные образования: Земский союз и Союз городов, военно-промышленные комитеты, кооперативные, торгово-промышленные, рабочие и крестьянские организации.

Процесс сплочения антиправительственных сил весной 1916 г. шел весьма успешно и осуществлялся по разным направлениям. В начале апреля 1916 г. на московской квартире супругов Е. кусковой и С. Прокоповича, по инициативе левого кадета князя Д. Шаховского, состоялось очередное обсуждение будущего состава кабинета министров. Согласованные кандидатуры несколько отличались от списка, опубликованного в газете «Утро России» летом 1915 г. Так, на должность председателя Совета министров планировался уже Г. Львов, а не М. Родзянко, как год назад, были и некоторые другие изменения. В обсуждении кандидатов наряду с кадетами участвовали и социалисты: эсеры и социал-демократы, включая большевиков (И. Скворцова-Степанова). Согласованный с представителями различных партий состав кабинета затем был передан на утверждение съезда кадетов.[16]

Другая тайная встреча лидеров оппозиции состоялась 30 апреля (13 мая) в Москве в доме князя П. Долгорукова, на ней обсуждалось правительство Штюмера, работа которого квалифицировалась не иначе как «государственное преступление» и «измена». Д. Шаховской за полгода до скандального выступления Милюкова в Думе употребил именно эти выражения: «Начиная войну, - говорил он, - Вильгельм мечтал о революции в России. Вильгельм жестоко обманулся, но ему поспешили на помощь господа Горемыкины, Хвостовы, Штюрмеры».[17]

Участники встречи решили, что в урочный час они публично выступят с обвинением правительства и потребуют передачи власти. «Мы живем сейчас как на вулкане, - заявил П. Долгоруков, - взрыв возможен в каждую минуту… И вот когда где-нибудь разразится голодный бунт – наступит момент для возбуждения того ходатайства, о котором я говорю. Под свежим впечатлением стихийного взрыва народного возмущения обращение к верховной власти может получить необычайную силу и убедительности. Пока же, в ожидании подходящего момента, нужно готовиться к проектируемому шагу».[18]

Замысел радикальной оппозиции, таким образом, не предусматривал ликвидации монархии, а был рассчитан на перехват власти из рук дряхлеющей бюрократии. Предполагалось лишь совершить переворот в верхах, используя стихийное народное возмущение в связи с трудностями в продовольственной сфере, которые стали объектом политических манипуляций оппозиции.

Страницы: 1 2 3 4

Подобные материалы:

Основание Александро–Невского монастыря
История Александро-Невского монастыря неразрывно связана с историей России и Петербурга. Чтобы придать новой российской столице особую значимость, Петр I задумал увековечить здесь имя Александра Невского - выдающегося русского полководца ...

Внутреннее положение в стране.
Время Директории - период свободного предпринимательства. Париж расцвёл, стал законодателем мод, но народ жил ещё беднее. Перестали печатать ассигнаты, власть Директории была неустойчива, так как, с одной стороны, сохраняли своё влияние я ...

Внутренняя и внешняя политика Петра I
Юные годы Петр провел в Преображенском, придаваясь военным «забавам», занимаясь кораблевождением по реке Яузе и самообразованием под руководством умных и практичных иностранцев. В 1689 г. Петр женился на Евдокие Лопухиной и по бытовавшим ...