В этот же день, 27 февраля, правительство князя Голицына, собравшись на экстренное заседание, признало свою недееспособность, решило объявить об отставке Протопопова, сославшись на его болезнь, и обратилось с ходатайством о назначении над оставшимися верными войсками «популярного военачальника» и о составе ответственного министерства. Царь сместил Хабалова, заменив его героем Галицийской битвы генералом Н. Ивановым. Он наделил его широкими полномочиями для водворения порядка и передал в его распоряжение снятые с фронта войска.[26]

Вместе с тем Николай II признал, что «перемены в личном составе министерства при данных обстоятельствах недопустимы». Плохая информированность царя подавала ему надежду, что он может лично справиться с «данными обстоятельствами». Однако время было упущено. Как отмечал в своих мемуарах Милюков, «в этот момент в столице России не было ни царя, ни Думы, ни Совета министров».[27]

Уехав из Ставки в Могилев, император еще больше усугубил разрыв между собой и какой-то возможностью влиять на события в стране. М. Алексеев, ставший главной фигурой в Ставке после отъезда Николая II, все больше склонялся к мысли о поддержке Временного комитета государственной Думы и его линии. 1 марта 1917 г. он телеграфировал царю в Псков о необходимости «призвать ответственное перед представителями народа министерство». Алексеева в этом вопросе горячо поддерживал главком армией Северного фронта Н. Рузский, ссылаясь на мнение других главкомов фронтов.

В конце концов царь уступил давлению со стороны военных и направил в Царское Село генералу Н. Иванову телеграмму «Прошу до моего приезда и доклада мне никаких мер не предпринимать». Тем самым он отказывался от силовых методов восстановления порядка и соглашался с условиями думского комитета.

Между тем в Петрограде, в ночь с 1 на 2 марта, вопрос о власти в стране получил неожиданное разрешение. В ходе переговоров между Временным комитетом Государственной Думы и исполкомом Петросовета была достигнута договоренность об образовании Временного правительства во главе с прибывшим накануне из Москвы князем Г. Львовым – председателем Земского союза.[28]

В часы формирования Временного правительства между генералом Рузским и Родзянко произошел телефонный разговор. Рузский сообщал, что царь пошел на уступки и согласился с созданием «ответственного министерства» и отменой экспедиций генерала Иванова. Но вместо слов одобрения со стороны родзянко было передано, что «династический вопрос поставлен ребром», т. е. от царя требовали отречения.[29]

2 марта под давлением армейской верхушки, ознакомившись с мнениями генералов Рузского, Савича, Данилова император отрекся от престола сначала за себя, а затем и за сына. На следующий день от престола отрекся великий князь Михаил Александрович, что фактически упраздняло монархию в России, поскольку никто из царствующей династии не мог претендовать на трон в обход Михаила, передавшего всю полноту власти Временному правительству.

Страницы: 1 2 3 4 

Подобные материалы:

Дутовский мятеж
Контрреволюционные силы на Южном Урале возглавил атаман Оренбургского казачьего войска Дутов. Дутов предполагал организовать поход на Москву, объединив свои силы с донской контрреволюцией во главе с Калединым и Корниловым. 1 (14) ноября ...

Сущность мануфактурного производства и его возникновение в России. Особенности и типы русской мануфактуры
Мануфактурное производство возникло задолго до Петровской эпохи. В течение XVII века действовало не менее пятидесяти различных мануфактур, но не все они просуществовали до начала восемнадцатого столетия. При Петре I (девяностые годы XVII ...

Мнения историков
Большинство современников, близко знавших Александра Александровича, и дореволюционные историки, признавая небольшие умственные способности царя, отмечали наличие у него здравого смысла чувства ответственности за Россию, но при этом неко ...