Завоевание Руси отсталыми в эко­номическом и социальном отношении кочевниками искусственно задержало эволюцию товарно-денежных отношений, на долгое время законсервиро­вало натуральный способ ведения хо­зяйства. Этому способствовало и раз­рушение врагом центров ремесла и торговли — городов — носителей эко­номического прогресса. Множество древне­русских городов было не только раз­рушено, но и опустошено: часть насе­ления завоеватели перебили, многих ремесленников увели в плен. Набеги и грабительские поборы вражеских орд во второй половине XIII в. нано­сили большой вред сельскому хозяй­ству Юго-Западной Руси, а это пре­пятствовало восстановлению эконо­мических связей между городом и де­ревней.

Ордынское завоевание привело к усилению феодального гнета на Руси.

Местные князья и крупные феода­лы выступали проводниками ордын­ской политики. Их, в свою очередь, поддерживали ханы, помогая в подав­лении антифеодальных выступлений.

Ордынские правители облагали по­коренное население южнорусских зе­мель множеством налогов и повин­ностей. Однако вплоть до 1340 года, до момента своего распада, Галицко-Волынское княжество было единственным государственным образованием Руси, которое не платило дань ордынскому хану. Ордынское иго впоследствии стало одной из причин того, что южнорус­ские земли в середине XIV в. оказа­лись под властью польских, литов­ских и молдавских феодалов.

В 1241 г. монголо-татары прошли насквозь Волынь и Галичину, хотя и не принесли им столь непоправимых бед, как другим землям Руси. Однако успехи Романовичей не оставили монголо-татар равнодушными. Вскоре после победы под Ярославом Данило получил грозный приказ явиться к ханскому двору. Ему пришлось подчиниться. В 1246 г. Данило отправился на Волгу, в Сарай-Бату — столицу Батыя. Князя хорошо встретили и, что гораздо важнее, хорошо проводили: во всяком случае, он вышел от хана живым. Впрочем, и выкуп за свою жизнь он дал немалый — признание монгольского владычества. При этом Батый всячески пытался унизить князя. Так, подавая ему чашу кислого кумыса, хан заметил: «Привыкай, князь,— теперь ты один из нас».

Однако ханская столица находилась довольно далеко от Волыни и Галичины от ханской столицы, так что наводить свои порядки в княжестве Данилы (вроде того, как это делалось в северо-восточных, ближайших к Орде княжествах) хану было затруднительно. И все обязанности галичан и волынян перед новыми повелителями, по сути, свелись к тому, что во время набегов монголо-татар на Польшу и Литву они находились в обозе их разудалой конницы. Во всем же прочем влияние Орды в Галичине и на Волыни поначалу было настолько слабым, что Данило даже имел возможность проводить вполне самостоятельную внешнюю политику, подчас открыто направленную на то, чтобы избавиться от унизительной зависимости.

Успешное завершение поездки Да­нило к Батыю повысило авторитет князя в Европе. Венгерский король Бела IV, накануне нашествия кочев­ников не пожелавший помочь Да­нило, уже в 1246 г. обратился к не­му с предложением о союзе, который должен был быть скреплен браком Льва, сына Данило, с Констанцией, дочерью короля. Галицкий летопи­сец объясняет дипломатический шаг короля страхом перед Данилом.

Сам Бела IV в письме к папе Иннокентию IV мотивировал брак своей дочери со Львом Даниловичем необходимостью совместных действий против Орды. У Белы IV была и другая причина искать союза с Данилом. Весной 1246 г. венгерский король начал вой­ну с Австрией и нуждался в сильном союзнике. Поэтому Бела IV оставил намерение посадить в Галичине сво­его зятя Ростислава, сделав его наместником вначале Славонии, а за­тем и Мачвы — земли, расположен­ной между реками Дунаем, Дриной, Савой и Моравой. Так сошел с политической арены давний враг Романовичей, представитель черниговской династии и лидер фео­дальной оппозиции в Галичине.

Данило настороженно отнесся к предложению венгерского короля. Но стратегические соображения по­нуждали галицко-волынского князя к примирению с Венгрией, ибо он вынашивал мечту создать единый фронт европейских держав против Орды. Переговоры с Белой IV окон­чились заключением союза и женить­бой Льва Даниловича на венгерской королевне. В лице венгерского коро­ля Данило приобрел пусть и нена­дежного, но все же союзника в неми­нуемой борьбе против поработителей.

Страницы: 1 2 3

Подобные материалы:

И.В. Сталин в оценке творческих деятелей
«Нельзя оглуплять и принижать деятельность Сталина . Во-первых, это нечестно, во-вторых, вредно для страны, для советских людей. И не потому, что победителей не судят, а прежде всего потому, что “ниспровержение” не отвечает истине». Миха ...

Кризис власти летом – осенью 1915 г.
Тяжелые поражения на фронте, уход из Галиции и Польши, сдача части Прибалтики и Белоруссии привели к явному внутриполитическому кризису. Верховная власть пошла на замену ряда ключевых министров, скомпрометировавших себя в глазах обществен ...

Внешняя политика России в годы войны
Появление новых моментов во внутренней политике было рассчитано и на международное общественное мнение. Сталинский режим пытался создать впечатление, особенно на начальном, особенно трудном для него этапе войны, что он способен к движению ...