Понимая, что “всякое правление самовластное насильственно и никогда не может быть законным”, в статье “О коренных законах государства” Сперанский четко ставит вопросы о том, какая сила могла бы в состоянии “уравновесить или ограничить” самодержавную власть, каким образом коренные законы государства сделать неизменными, чтобы “никакая власть преступить их не могла”, чтобы “сила монархии над ними единственно никакого действия не имела”. Такой силой, по мнению реформатора, является народ. Именно он “имеет в самом себе достаточную силу уравновесить или ограничить силу правительства”; поэтому “коренные государственные законы должны быть творением народа” и полагать “пределы самодержавной воле”.

Приступить к составлению общего плана государственных реформ Сперанский смог только в 1808 г. С конца 1808 по октябрь 1809 гг., план реформы в полном объеме был представлен императору. Политическая сущность его заключалась в том, что он ставил своей задачей создание правового государства путем эволюционных, постепенных преобразований, «через правильные законы», с либеральными принципами разделения властей, совмещения сословной иерархии со свободой личности, в рамках единого самодержавного строя. “Весь разум этого плана состоял в том,— писал Сперанский в Пермском письме к императору Александру I в 1813 г.,— чтобы посредством законов учредить власть правительства на началах постоянных и тем сообщить действию этой власти более правильности, достоинства и истинной силы”

При составлении основных законов государственного управления Сперанский предлагал избрать один из двух вариантов государственных устройств.

Первое устройство характерно для народа своевольного, вышедшего из анархии с привратными привычками. Оно предполагает “облечь самодержавное правление внешними формами закона”, при полном его сохранении, т. е. создать систему установлении, имеющих “вид закона”, чтобы “во мнении народном казались действующими, но никогда не действовали на самом деле”.

Второе устройство свойственно природе северного народа, полного добронравного смысла и более твердого разума. Оно предполагает не формально прикрытое внешней формой самодержавие, а утверждение державной власти на законе: “не на словах, а на деле”, исключая такой порядок правления, при котором “одна державная власть будет составлять закон и исполнять его”. Сама законодательная власть, по мнению реформатора, должна быть устроена так, чтобы она “не могла совершать своих положений без державной власти, но чтобы мнения его были свободны и выражали бы собою мнение народное”.

Сперанскому как либералу импонировало второе политическое устройство, на котором он делал больший акцент, одновременно полагая, что при благоприятных условиях можно в самом деле ограничить, умерить самодержавную власть, постепенно приблизиться к идеалу “истинного правления”, правлению дворянско-буржуазной монархии.

Чувствуя дух времени, Сперанский с помощью реформ пытался подготовить российское общество к политической модернизации, соответствующей социально-экономическому и политическому уровню развитых европейских стран, в связи с наметившейся тенденцией России встать вровень с Европой. Тем самым разрешается главное, по его мнению, противоречие — противоречие между феодальными формами политического самодержавного управления и быстро развивающимися буржуазными отношениями, требующими свободы проявления разума и воли. “Какое, впрочем, противоречие, — писал он,— желать наук, коммерции и промышленности и не допускать самых естественных их последствий; желать, чтобы разум был свободен, а воля в цепях; чтобы страсти двигались и изменялись, а предметы их желания, свободы оставались в одном положении; чтобы народ обогащался и не пользовался бы лучшими плодами своего обогащения — свободою” (План государственных преобразований графа М. М. Сперанского. С. 19).

Сперанский был уверен, что логика движения общественного духа, развитие науки, промышленности, просвещения, коммерческой деятельности неизбежно приведут к правовому государству и подлинной свободе, где бы народ, являясь сувереном власти, заставил бы работать законы, систему государственного правления на свою пользу. “Нет в истории примера,—писал он,—чтобы народ просвещенный и коммерческий мог долго в рабстве оставаться. Сколько бедствий, сколько крови можно было бы сберечь, если бы правители держав точнее наблюдали бы движение общественного духа, сообразовались ему в началах политических систем и не народ приспособляли к правлению, но правление к состоянию народов. В этих словах, как и во многих других его высказываниях, выражен прямой совет монарху—сделать первые шаги к истинному правлению, к истинной монархии, основанной на “неизменном законе”.

Страницы: 1 2 3

Подобные материалы:

Эстония под властью Швеции
После Ливонской войны под властью шведов оказались Харьюский, Вируйский, Ярваский и Ляэнеский мааконды, а также город Таллинн, образовавшие Эстляндскую губернию. За этими землями были сохранены все привелегии дворянства и городов, посколь ...

Воспитание Ивана Васильевича Грозного.
Сын Василия III вырос в духовной атмосфере, пропитанной идеями о высоте и великом значении царской власти, и в людской обстановке, в которой царил всяческий произвол и насилие. Окружавшие его и воспитывавшие бояре своим обращением с ним р ...

Сексуальные нравы
Сексуальная мораль самураев была двойственной — одна предназначалась для женщин, а другая — для самих самураев. Девушки, рожденные в самурайском доме, до самого замужества жили на женской половине. Братьев и сестер очень рано отделяли дру ...