Через несколько дней после умерщвления самозванца царем избран был князь Василий Шуйский. Но избрание его совершилось без собора. Он был возведен только партией своих приверженцев. Сам Шуйский не особенно заботился о соблюдении всех тонкостей для волеизъявления «всей земли». Его более беспокоила позиция Боярской думы. Чтобы привлечь ее, новый царь пошел на встречу притязаниям аристократии, давно мечтавшей оградить себя от самодержавного произвола целым рядом обязательств, которые возлагал на себя монарх. Шуйский дал крестоцеловальную запись, в которой обещал соблюдать феодальную законность: не налагать ни на кого опал и не казнить без суда, не отнимать имущества у родственников осужденных, не слушать «ложных доводов», править вместе с Думой. Но вместо признательности многие люди, знатные и незнатные, изъявили негодование и напомнили Василию правило, уставленное Иоанном III, что не Государь народу, а только народ Государю дает клятву (Н.М. Карамзин «История государства Российского.»). Но его слову нельзя было верить: при правителе Борисе Годунове Шуйский, глава следственной комиссии в Угличе, клялся, что царевич Дмитрий закололся сам; затем, при Лжедмитрии I, что царевич жив и, значит, Годунов – узурпатор; наконец, что царевич был заколот людьми Годунова и царь Дмитрий – самозванец. Сверх того, подобное избрание не предвещало прочности его царствованию. Этот человек не был способен остановить развал государственности и преодолеть раскол социальный. Воцарение Василия Шуйского не прекратило «смуту». Новый царь опирался на узкий круг близких ему людей. Даже внутри Боярской думы у него были недоброжелатели, сами претендовав­шие на престол (Романовы, Голицыны, Мстиславские). Не был популярен Шуйский и у дворянства, которое сразу признало его «боярским царем». Народные массы не получили никакого об­легчения. Василий Шуйский отменил даже налоговые льготы, данные самозванцем населению южных уездов. Началось пре­следование бывших сторонников «царя Дмитрия», что еще боль­ше накалило обстановку. В народе продолжал упорно держаться слух о чудесном спасении Дмитрия, о том, что, вновь воцарившись в Москве, он облегчит ее положение.

И действительно, едва только Шуйский взошел на престол, как стали ходить слухи, что Лжедмитрий спасся, что вместо него убит кто-то другой, похожий на него, а он бежал в Литву.

Против Шуйского выступило население порубежных уездов, опальные сторонники Лжедмитрия, таким как воеводы Путивля князь Г. Шаховской и Чернигова князь А. Телятевский. Оппозиционные настроения охватили дворянские корпорации, среди которых особенна была сильна Рязанская, возглавляемая энергичным кланом Ляпуновых и Сумбуловым, и веневская – Истомы Пашкова. Летом 1606г. Движение стало приобретать организационный характер. Появился и руководитель – Иван Исаевич Болотников.

В движение против «боярского царя» Василия Шуйского ока­зались вовлеченными самые разные слои населения: народные низы, дворянство, часть боярства. Именно они приняли участие в восстании Ивана Болотникова в 1606 – 1607 годах.

Болотников был «бое­вым холопом» князя Телятевского, бежал к казакам, был одним из атаманов волжской казацкой вольницы, попал в плен к татарам и был продан в рабство в Турцию, был гребцом на галере, участником мор­ских сражений, был освобожден итальянцами. Затем Венеция, Германия, Польша, где он встречается с самозванцем. И вот Путивль, где неизвестный странник вдруг становится вместе с бо­ярским сыном Истомой Пашковым и дворянином Прокопием Ляпуновым во главе большого войска. Ядро повстанческой армии составили дворянские отряды из южных уездов, остатки воинства первого самозванца, вызванные с Дона казаки, стрельцы погра­ничных гарнизонов. И, как во время похода к Москве первого самозванца, к войску присоединяются беглые крестьяне и холо­пы, посадские люди, все недовольные Василием Шуйским. Сам Иван Болотников называет себя «воеводой царя Дмитрия».

Летом 1606 года, восставшие двинулись на Москву. Под Кромами и Калугой они разгромили царские войска. Осенью они оса­дили Москву.

Страницы: 1 2 3 4

Подобные материалы:

Социальная структура
Установить социальную стратификацию городского населения в Далмации довольно сложно. По существу устойчиво обозначены в источниках только ремесленники, нобили, слуги и рабы. По мнению М.М. Фрейденберг безликость всех прочих категорий горо ...

Харьков как экономический и культурный центр Слобожанщины
Следующий этап развития города (середина XVIII — середина XIX вв.) связан со становлением Харькова как административного центра региона и утратой былого военного значения. В 1765 г. полковое казацкое устройство на Слобожанщине было ликвид ...

Усиление зависимости Китая и проникновение иностранного капитала
Радикальные политические перемены в Китае не могли, естественно, сразу же сказаться на его экономическом и социальном развитии. Но постепенно их влияние стало сказываться, особенно в годы мировой войны, которая существенно изменила объект ...