Огонь ведётся скорее, по наитию, хотя со стороны всё выглядит достаточно внушительно: дым, разрывы, барражирующие вертолёты, носящиеся туда-сюда бронетранспортёры. Главное в этой войне-оседлать высоту: кто выше, тот и король. И пока преимущественно у чеченцев-с занятых ими высот, наши позиции, как на ладони.

В Ботлихе разместились штабы дагестанских подразделений МВД, и царит обычная военная суета: кто-то что-то планирует, отдавая один приказ и тут же отменяя его, посылая в догонку другой. У каждого своё командование и свои штабы, свои боевые планы. И все вместе мало, что знают о противнике. К счастью, на этом печальное сходство с ЧР образца 1994-1996 годов заканчивается. Ибо главное отличие этой схватки от предыдущей в том, что наши солдаты и офицеры имеют тут тыл: им не стреляет в спину местное население. Старый лозунг советских времён “НАРОД И АРМИЯ ЕДИНЫ!” подходит к ситуации как никуда. И хлебом-солью тут встречают не чеченских боевиков, а российских военных и своих ополченцев.

Тактика действий чеченцев достаточно проста: 100-200 боевиков занимают село, там остаётся человек 20, остальные закрепляются на высотах, оборудуя там свои позиции. Потом подтягиваются остальные. Недавно под контролем порядка 1000 боевиков было прмерно 7 небольших сёл.

Вряд ли стоит сомневаться, что наши войска отобъют захваченные сёла, малой или большой кровью, но выдавят противника из дагестанских гор. Но согласованность действий и разнобой в руководстве операцией, отсутствие хорошо отражённой разведки и должной боевой квалификации вряд ли позволят нашему командованию успешно блокировать и полностью уничтожить противника. Боевики, как это уже бывало (понеся потери, но не столь колоссальные, как это утверждает официоз), отойдут в Чечню.На свои базы они вернуться в ореоле героев, чуть ли не победителей, успешно выдержавших длительное столкновение с российскими регулярными частями. Залечат раны, отдохнут, и всё пойдёт по прежней схеме. И останутся вопросы, главный из которых: “ Что хочет Кремль на Кавказе?”. Есть и другие: “ Когда, наконец, будут извлечены чисто военные уроки из боевых действий, ведущихся уже в этом регионе более десятка лет?”. “Когда политики и генералы поймут, что на войне может быть только один штаб, лишь один мозговой центр, что нельзя добиться точного успеха, когда десантники воюют по планам и приказам своих командиров, внутренние войска-своих, омоновцы и спецназовцы сами по себе, как и местные милиционеры, когда на месте событий высаживается обильный десант руководящих чинов, вносящий сумятицу и дезорганизующий управление войсками?!

В январе 2001 года в антитеррористической операции наступил новый этап. Федеральные власти принимают решение вывести часть федеральных войск из Чечни и передать руководство борьбой с террористами в руки ФСБ. С.В.Ястержембский 3 февраля 2001 года в “Пресс-клубе” на РТР объяснил это решение так: в контртеррористической операции закончилась её войсковая часть: разгромлены основные банды террористов и у войск нет адекватного противника. В начале антитеррористической операции войскам противостояли 26 000 боевиков, на сегодняшний день их осталось 1000-1500 человек. 26 января 2001 года было сформировано новое чеченское правительство во главе со Станиславом Ильясовым, которое должно заняться решением следующих задач на территории Чечни:

- восстанавливать экономику Чечни, налаживать мирную жизнь;

- формировать на территории Чечни гражданское общество, чтобы местные интересы сочетались с интересами России;

- распределять средства, которые выделяет Россия на восстановление Чечни.

По разным социологическим оценкам, от ½ до 2/3 населения Чечни по-прежнему полагают, что без применения силы в Чечне не обойтись. Это вовсе не говорит о необыкновенной воинственности народа или о том, что ему по-прежнему страшно. Это говорит о том, что народу уже, в общем-то, всё равно. Народ больше не следит за развитием событий, он знает, что добить не получается, и армия в Чечне постепенно встаёт горизонтами и окапывается, подобно обычному блокпосту, думающему не столько о контроле над вверенной территорией, сколько о том, чтобы уцелеть самому. И это правильно с точки минимизации жертв, так как для народа не секрет, что каждый месяц в Чечне гибнут примерно один “Курск”. Но это далеко. Война в Чечне стала почти нормой.

Страницы: 1 2 3 4 5 

Подобные материалы:

Внешняя политика.
После сожжения Москвы татарами в 1571 году, тогда, когда опричное войско не смогло противостоять Девлет-Гирею, было запрещено употреблять слово “опричнина”, некоторым были даже возвращены конфискованные земли. Однако происходило это посте ...

Произвол и насилия в малолетство Ивана Грозного.
Утверждавшийся монархический абсолютизм своими отрицательными сторонами дал себя увидеть и почувствовать князьям и боярам Московского государства преимущественно в малолетство Грозного. Хотя отдельные лица и страдали от самовластья Ивана ...

Киевская Русь в XI-начале XII в.. Ярослав Мудрый и его сыновья.
После смерти великого князя Владимира в 1015 г. его многочисленные сыновья начали усобицы, в которые были вовлечены и печенеги, и поляки, и варяжские отряды. В результате внутренней борьбы с 1019 г. великим князем киевским стал сын Влад ...