«Домострой» оказал существенное влияние на быт и нравы русских людей в допетровскую эпоху, особенно людей знатных. Однако влияние это во многом было поверхностным. Строго соблюдалось внешнее благочестие, однако нравы были далеки от истинно христианской морали.

О религиозных традициях и праздниках московских дворян писали иностранцы. Крупный дипломат и путешественник ХVI в. барон Сигизмунд Герберштейн описывал церемонию исповеди и причастия у православных и отношение к ней верующих: «Хотя исповедь и полагается по их уставу, простой народ думает, что это дело государей и что она преимущественно приличествует знатным господам и наиболее именитым мужам. Исповедуются около праздника Пасхи с великим сердечным сокрушением и благовонием. Исповедующий вместе с исповедующимися становятся посредине храма, обратив лицо к какой-нибудь иконе, нарочно для этого поставленной. Затем по окончании исповеди и наложения сообразно с родом греха покаяния они преклоняются перед иконой, осеняют крестным знаменем лоб и грудь и, наконец, с громким стенанием восклицают: «Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас!» - ибо эта молитва у них общепринята. Существует множество причин, к тому же совершенно ничтожных, по которым у них запрещается вход в церковь, однако недопущенные становятся обычно у дверей и оттуда видят и слышат священнодействие так же, как, если бы они были в храме».

С. Герберштейн писал и о том, как отмечают праздники московские дворяне: «Именитые мужи чтут праздничные дни тем, то по окончании богослужения устраивают пиршество и пьянство и облекаются в белые нарядные одеяния.”

Самым распространённым развлечением у московских дворян являлась соколиная охота на птиц и охота с гончими собаками на зайцев. «Кроме этих у них мало обыкновенных развлечений, - пишет путешественник ХVII в. Адам Олеарий. - Самыми распространёнными музыкальными инструментами были арфа на четырёх струнах (гусли), цимбалы, волынка и охотничий рожок. Русские находят большое удовольствие глазеть на калек и пьяных. Когда они отправляются к кому-нибудь в гости, то садятся обедать в 10 часов утра и расходятся в час пополудни, чтобы уснуть дома, - зимою ли, летом ли. Что касается нравов этих людей, то в отношениях своих наблюдают они между собой довольно странный обычай. Пришедши куда-нибудь и вступивши в комнату, они не говорят прежде ни слова, но ищут глазами изображение какого ни есть святого, которое всегда имеется в каждом покое. Отыскав оное, они кладут перед ним три поклона, осеняя себя в то же время крёстным знамением и произнося «Господи помилуй!» или же «Мир дому и живущим в нём!» и опять совершают крёстное знамение. Затем уже здороваются с хозяевами и ведут с ними беседу. Господа, находясь дома, обыкновенно сидят и редко занимаются чем-нибудь прохаживаясь».

Большое внимание уделялось одежде. Она должна была быть богатой. По одежде судили о благополучии и месте московского дворянина в социальной иерархии. Основой мужской одежды была сорочка или нижняя рубаха. В костюме знати рубаха была нижней одеждой. Дома дворяне носили горничную рубаху — она всегда была шелковой. Цвета рубах разные: чаще белые, синие и красные.

Поверх рубашки мужчины надевали зипун из домашнего сукна. Поверх зипуна богатые люди надевали кафтан. Поверх кафтана дворяне надевали ферязь, или охабень. Летом поверх кафтана надевали однорядку.

Обычное название для верхней одежды — свита. Она могла быть и распашной (кафтан) и глухой (верхняя рубаха). Свита снабжалась цветной окантовкой по краям рукавов, обычно также по подолу, вороту. По борту кафтана располагалось около 8-12 пуговиц или завязок, с разговорами. Порты заправлялись в сапоги. В верхнюю часть их продевался поясок-гашник (отсюда загашник — сумочка за поясом), шнур или веревка для подвязывания. Штанины, напоминавшие по форме трубы, иначе назывались сопли (отсюда поговорка: «Видно сокола по полёту, добра молодца — по соплям»).

Зимой носили шубы. Знать носила шубы из куницы, соболя, черно-бурки.

Кроме шапок в виде клобуков, носились треухи, мурмолки и горлатные шапки. Треухи — шапки с тремя лопастями — носились мужчинами и женщинами, причем у последних из-под треуха обычно виднелись подзатыльники, унизанные жемчугом. Мурмолки — высокие шапки с плоской, на голове расширявшейся тульёй из бархата или парчи, с меловой лопастью в виде отворотов. Шапки горлатные делались вышиной в локоть, кверху шире, а к голове уже; они обшивались лисьим, куньим или собольим мехом от горла, откуда их название.

Особое внимание среди всех праздников в Московской Руси уделялось свадьбе. Это целый комплекс определенных обрядов, правил и традиций, исходящих из глубины веков. «Бесчестным и позорным считается для молодого человека самому свататься за девушку, - писал С. Герберштейн. - Дело отца - обратиться к юноше с предложением жениться на его дочери. Потом, если родители юноши и изъявляют согласие, они собираются вместе и обсуждают, что отец хочет дать дочери в приданное. Затем, определив приданное, назначают день свадьбы. В качестве приданного чаще всего даются лошади, платье, оружие, скот и т.д. Приглашенные на свадьбу редко приносят деньги, но все же присылают невесте дары, каждый из которых женщина старательно помечает и откладывает».

Страницы: 1 2 3

Подобные материалы:

Послесловие
На одной из площадей Грозного ещё в 70-е годы был воздвигнут памятник -скульптурная группа: плечом к плечу стоят русский, чеченец, ингуш. В народе сразу прозвали это место «площадью трёх богатырей». В этом монументе, по замыслу авторов, д ...

Земская статистика и самофинансирование местного самоуправления
Очень высокие результаты имела земская статистика. Она возникла чуть позже самого земства как прямое следствие его деятельности. В соответствии с "Положением" земские учреждения получили право для покрытия расходов взимать специ ...

Молодой Санкт-Петербург - культурная столица России
Как показывают толковые словари, слово «культура» и в обыденном, и в научном употреблениях имеет целый спектр значений – от «парка культуры и отдыха» до «культуры человечества как способа его существования», включая такие понятия как «дух ...