Так, например, Д. И. Иловайский считал, что Константин Святославич жития соответствует Ярославу Святославичу, муромскому князю, внуку Ярослава Мудрого, управлявшему Муромской землей в начале XII в. Поэтому и водворение христианства в Муром он относил также к началу XII в. Его гипотеза вызвала возражение у М. Н. Тихомирова, который резонно заметил, что христианским именем Ярослава Святославича, как нам известно из «Путешествия игумена Даниила по Святой земле в начале XII в.», было Панкратий, а не Константин.

К.К. Истомин и Е.Е. Голубинский (последний считал рассказ о крещении муромцев, помещенный в житии, пустым вымыслом) полагали, что жители Мурома были обращены в христианство в конце XI в. Авторы «Спутника по Владимиру и городам Владимирской губернии» относили крещение муромцев к концу XII — началу XIII в., поскольку, по их данным, Константин Святославич умер в 1205 г. Н. Серебрянский, ссылаясь на одну из редакций жития, где были проставлены даты смерти Константина и его сына Федора, и полагая, что они соответствуют действительности, высказывал мнение, что крещение муромцев имело место лишь в ХШ в. М. П. Тихомиров также был склонен доверять конечным датам правления князей (1224 и 1232 гг.), проставленным в житии, так как «автор жития говорит о каменных досках, найденных на гробах князей, где могли быть вырезаны их имена и даты их кончины». В то же время исследователь заявил, что крещение муромцев к началу ХШ в. было уже состоявшимся фактом, а Константин Святославич был превращен в муромского апостола лишь по аналогии с Константином Великим, «вследствие чего и празднование его было положено на 21 мая, когда праздновались равноапостольные Константин и Елена».

Ни исследователи, ни составитель жития, живший в XVI в., не обратили внимания на то, что в источнике Константин Святославич и его сыновья хотя и названы близкими родственниками князя Владимира («невдале рода того же великаго князя Владимира»), но не восходят по генеалогической прямой к нему, т. е. Константин Святославич и его сыновья представляли собой какое-то боковое ответвление от рода великого киевского князя. Почти никто из историков не обратил внимания и на то, что Константин Святославич вместе со своими сыновьями появился в Муромской земле «не по мнозех летех» после смерти Владимира, Бориса и Глеба. Следовательно, они получили в держание Муромскую землю в начале XI в.

Из «Истории Российской» В.Н. Татищева нам известно также, что в 1023 г. брат Ярослава Мудрого Мстислав Владимирович Храбрый, князь тмутараканский, потребовал от верховного собственника земли прибавления к тем областям, которыми он уже обладал. В ответ на это требование Ярослав дал брату Муромскую землю «чем Мстислав не хотя быть доволен, начал войско готовить на Ярослава .». Спор между братьями из-за земельных владений закончился Лиственской битвой, и которой Ярослав Мудрый был разбит, и Городецким миром, по которому Мстиславу отошли все русские области, расположенные по левую сторону от Днепра, и том числе и Муромская.

Из жития же нам известно, что Константин Святославич умер на княжении в Муроме и был похоронен возле своих сыновей (следовательно, его младший сын Федор скончался раньше отца). Но Ярослав Мудрый не смог бы распорядиться так вольно в 1023 г. Муромской землей, если бы она не являлась к этому времени выморочным уделом. Мстислав же в дальнейшем владел этой землей до своей смерти (1036).

Здесь следует отметить, что обе даты— 1023 и 1036 гг.— приводятся нами по византийскому летосчислению. Они ничем не проверяются, и нет уверенности в том, что источник, из которого они были заимствованы при создании хронологической сетки «Повести временных лет», не был ориентирован на антиохийское летосчисление. Так, помещенное под 1024 г. в «Повести временных лет» известие о восстании в Суздальской земле, приведенное вслед за сообщением летописца о походе Мстислава Храброго в Киевскую землю, следует датировать не 1024, а 1032 годом. Поэтому вполне возможно, что Ярослав Мудрый дал своему брату в держание Муромскую землю не в 1023, а в 1031 г., а Мстислав Храбрый держал ее не до 1036, а до 1044 г.

Таким образом, получается, что описанная в житии борьба Константина Святославича с «неверными» муромскими людьми протекала в промежуток «не по мнозех летех» после 1015 г. и примерно до 1023 (1031?) г.

Страницы: 1 2 3 4 5

Подобные материалы:

Борьба Дайвьета за расширение территории
На протяжение многих веков вьетнамцы имели весьма ограниченные возможности в проведении внешней политики своего государства. Объяснялось это тем, что в самом государстве не хватало стабильности: «страна Юга» во всех ее формах то системати ...

Кризис феодально-крепостнического хозяйства в России к середине XIX в.
В течение всей первой половины XIX столетия, вплоть до реформы 1861 г., в стране по-прежнему господствовали феодально-крепостные отношения. Ликвидация феодально-крепостных отношений в России произошла позднее, чем в ряде стран Европы. Ли ...

Недолгий век королевства Аулак
Королевство Аулак фактически стало преемником племенного союза Ванланг. Великие Хунг-выонги передали эстафету правления Тхук Фану, который стал править под именем Ан Зыонга. Аулак - пер. с. вьет. - «Королевство дракона и птицы» Объединен ...