К середине апреля в ходе наступления войска Колчака захватили свыше 200 тыс.кв. км территории, находясь в 85 км от Казани, в 100 км от Симбирска, в 85 км от Самары. Барон А.Будберг, занимавший пост управляющего военным министерством в правительстве Колчака, так характеризовал последнего, провозглашенного в ноябре 1918 г. в Омске «верховным правителем России» с производством в чин «адмирала»: «Жизни в ее суровом, практическом осуществлении он не знает и живет миражами и навязанными идеями. Своих планов, своей системы, своей воли у него нет и в этом отношении он мягкий воск, из которого советники и приближенные лепят что угодно, пользуясь тем, что достаточно облечь что-нибудь в форму необходимости, вызываемой благом России и пользой дела, чтобы иметь обеспеченное согласие Адмирала».[5] Замечая, что адмирал ничего не понимал в сухопутном деле, он полагал, что красным повезло, ибо их армии возглавляли решительные люди.

В январе 1919 года Колчак скрепил своей подписью соглашение, предусматривавшее координацию действий белогвардейцев и интервентов. Обязанности главнокомандующего войсками Антанты в Сибири возлагались на французского генерала Жанена. Английский генерал Нокс был назначен руководителем тыла и снабжения армий Колчака: только Англия направила к июлю 1919 года 200 тыс. комплектов обмундирования, 2 тыс. пулеметов, 500 млн. патронов. К весне 1919 года численность армий Колчака достигла 400 тыс. человек. В мае 1919 года верховную власть Колчака признали генералы Деникин, Юденич, Миллер.

Интервенция Антанты, несомненно, представляла фактор, повлиявший существенно на затягивание гражданской войны. В сравнении с общей численностью белых армий военное присутствие Антанты в целом было скромным. Гораздо большее значение имела поставка оружия, боеприпасов, амуниции, без которых белые армии и в 1919 и в 1920 г.г. вести военные действия не смогли бы.

В мае 1919 года на Восточном фронте развернулось контрнаступление Красной Армии. 9 июня после тяжелых боев была занята Уфа. Части Красной Армии вышли к предгорьям Уральского хребта. В начале 20-х чисел июня Красная Армия на Восточном фронте начала общее наступление для освобождения Урала, а затем и Сибири. 12 июля барон Будберг записал в своем дневнике: «Фронт совершенно развалился; многие части перестали исполнять приказания и без всякого боя, не видя по несколько дней противника, уходят на восток, обирая население, отнимая у него лошадей, подводы и фураж».[6] Собранные Колчаком наспех уральские пополнения не желали воевать, расходились по домам и уносили с собой оружие. Попытки белых закрепиться на рубеже реки Тобол и удержаться в Западной Сибири не увенчались успехом. В середине августа советские войска вышли к реке Тобол и форсировали ее.

В мае-июне 1919 года резко обострилась ситуация на Южном фронте гражданской войны. В начале мая начали наступательные операции войска Добровольческой, Кавказской и Донской армий под командованием Деникина. К концу июня 1919 г. белые армии заняли Харьков и Царицын. Деникинский фронт представлял собой огромную дугу от Волги до Днепра. Значительную помощь Деникин получил от Антанты, например США поставили 100 тыс. винтовок, 3 млн. патронов, 100 танков.

3 июля 1919 года Деникин отдал войскам приказ о походе на Москву. Ситуация на театре военных действий достигает предельной остроты в сентябре-октябре: 13 октября 1919 года части Добровольческой армии заняли Орел. Возникла непосредственная угроза Туле. Еще никогда белые армии не приближались так близко к Москве.

В конце сентября и первой половине октября 1919 года на Южный фронт для пополнения советских войск было направлено около 50 тыс. человек. 13 октября Ленин писал: «Директива Цека: ограбить все фронты в пользу Южного». Всего на Юге части Красной Армии насчитывали 158,4 тыс. штыков и 28,5 тыс. сабель. Армии Деникина включали 63,8 тыс. штыков и 48,8 тыс. сабель. Перелом наступил во второй половине октября. Развернувшие контрнаступательные действия советские войска Южного фронта вынудили к отступлению Добровольческую армию. Генерал Врангель в своем рапорте на имя Деникина рисовал удручающую картину: система «самоснабжения», превратившая войну в средство наживы, ведущая к грабежам и спекуляции, запрудившие все пути громадные «тылы».

Добровольческая армия понесла такие большие потери, что в итоге была преобразована по своей малочисленности в корпус. Симптоматичный разговор произошел в конце 1919 года между Деникиным и Врангелем в Таганроге. Врангель заявил: «Добровольческая армия дискредитировала себя грабежами и насилиями. Здесь все потеряно. Идти второй раз по тем же путям и под добровольческим флагом нельзя. Нужен какой-то другой флаг . Только не монархический .».[7]

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Подобные материалы:

Общественно-политическое движение в Беларуси в первой половине XIX в
Ликвидация Речи Посполитой, идеи французской революции, события войны 1812 г. оказали большое влияние на развитие общественно-политического движения на землях Беларуси. Шляхетская интеллигенция, учащаяся молодежь, недовольные разделами Ре ...

Первый Земский собор и издание нового Судебника.
Не довольствуясь этим, избранная рада направила верховную власть на путь сближения с обществом и устроения государства при общественном содействии. Ее внушению, по всем данным, обязан своим созывом Земский собор. Весьма вероятно, что идея ...

Киевское княжество в XII–XIII вв.
В новых условиях, когда все прежде подвластные Киеву земли отпали от него, Киевское княжество сократилось до небольших размеров. Киевский князь стал всего лишь первым среди равных. Однако обладание киевским «столом» еще долго считалось у ...