К середине апреля в ходе наступления войска Колчака захватили свыше 200 тыс.кв. км территории, находясь в 85 км от Казани, в 100 км от Симбирска, в 85 км от Самары. Барон А.Будберг, занимавший пост управляющего военным министерством в правительстве Колчака, так характеризовал последнего, провозглашенного в ноябре 1918 г. в Омске «верховным правителем России» с производством в чин «адмирала»: «Жизни в ее суровом, практическом осуществлении он не знает и живет миражами и навязанными идеями. Своих планов, своей системы, своей воли у него нет и в этом отношении он мягкий воск, из которого советники и приближенные лепят что угодно, пользуясь тем, что достаточно облечь что-нибудь в форму необходимости, вызываемой благом России и пользой дела, чтобы иметь обеспеченное согласие Адмирала».[5] Замечая, что адмирал ничего не понимал в сухопутном деле, он полагал, что красным повезло, ибо их армии возглавляли решительные люди.

В январе 1919 года Колчак скрепил своей подписью соглашение, предусматривавшее координацию действий белогвардейцев и интервентов. Обязанности главнокомандующего войсками Антанты в Сибири возлагались на французского генерала Жанена. Английский генерал Нокс был назначен руководителем тыла и снабжения армий Колчака: только Англия направила к июлю 1919 года 200 тыс. комплектов обмундирования, 2 тыс. пулеметов, 500 млн. патронов. К весне 1919 года численность армий Колчака достигла 400 тыс. человек. В мае 1919 года верховную власть Колчака признали генералы Деникин, Юденич, Миллер.

Интервенция Антанты, несомненно, представляла фактор, повлиявший существенно на затягивание гражданской войны. В сравнении с общей численностью белых армий военное присутствие Антанты в целом было скромным. Гораздо большее значение имела поставка оружия, боеприпасов, амуниции, без которых белые армии и в 1919 и в 1920 г.г. вести военные действия не смогли бы.

В мае 1919 года на Восточном фронте развернулось контрнаступление Красной Армии. 9 июня после тяжелых боев была занята Уфа. Части Красной Армии вышли к предгорьям Уральского хребта. В начале 20-х чисел июня Красная Армия на Восточном фронте начала общее наступление для освобождения Урала, а затем и Сибири. 12 июля барон Будберг записал в своем дневнике: «Фронт совершенно развалился; многие части перестали исполнять приказания и без всякого боя, не видя по несколько дней противника, уходят на восток, обирая население, отнимая у него лошадей, подводы и фураж».[6] Собранные Колчаком наспех уральские пополнения не желали воевать, расходились по домам и уносили с собой оружие. Попытки белых закрепиться на рубеже реки Тобол и удержаться в Западной Сибири не увенчались успехом. В середине августа советские войска вышли к реке Тобол и форсировали ее.

В мае-июне 1919 года резко обострилась ситуация на Южном фронте гражданской войны. В начале мая начали наступательные операции войска Добровольческой, Кавказской и Донской армий под командованием Деникина. К концу июня 1919 г. белые армии заняли Харьков и Царицын. Деникинский фронт представлял собой огромную дугу от Волги до Днепра. Значительную помощь Деникин получил от Антанты, например США поставили 100 тыс. винтовок, 3 млн. патронов, 100 танков.

3 июля 1919 года Деникин отдал войскам приказ о походе на Москву. Ситуация на театре военных действий достигает предельной остроты в сентябре-октябре: 13 октября 1919 года части Добровольческой армии заняли Орел. Возникла непосредственная угроза Туле. Еще никогда белые армии не приближались так близко к Москве.

В конце сентября и первой половине октября 1919 года на Южный фронт для пополнения советских войск было направлено около 50 тыс. человек. 13 октября Ленин писал: «Директива Цека: ограбить все фронты в пользу Южного». Всего на Юге части Красной Армии насчитывали 158,4 тыс. штыков и 28,5 тыс. сабель. Армии Деникина включали 63,8 тыс. штыков и 48,8 тыс. сабель. Перелом наступил во второй половине октября. Развернувшие контрнаступательные действия советские войска Южного фронта вынудили к отступлению Добровольческую армию. Генерал Врангель в своем рапорте на имя Деникина рисовал удручающую картину: система «самоснабжения», превратившая войну в средство наживы, ведущая к грабежам и спекуляции, запрудившие все пути громадные «тылы».

Добровольческая армия понесла такие большие потери, что в итоге была преобразована по своей малочисленности в корпус. Симптоматичный разговор произошел в конце 1919 года между Деникиным и Врангелем в Таганроге. Врангель заявил: «Добровольческая армия дискредитировала себя грабежами и насилиями. Здесь все потеряно. Идти второй раз по тем же путям и под добровольческим флагом нельзя. Нужен какой-то другой флаг . Только не монархический .».[7]

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Подобные материалы:

Распорядок дня османского подданного
Дневной ритм османских подданных — размерен и нетороплив; нет никакой суеты, наоборот, разумная медлительность, которая проявляется в продолжительном обмене приветствиями и любезностями с друзьями, соседями, сослуживцами, в затяжных делов ...

Возникновение и история государства Неманичей (вторая половина ХII — первая половина ХIV в).
Великий жупан Стефан Неманя (1159—1195) — основатель династии Неманичей был одним из наиболее выдающихся сербских князей. Время его правления явилось началом нового этапа в истории средневекового Сербского государства, достигшего расцвета ...

Противоречие в строе государства.
Опричнина не отвечала на политический вопрос, стоявший тогда на очереди, не устраняла затруднения, которым была вызвана. Затруднение создавалось столкновениями, какие возникали между государем и боярством. Источником этих столкновений был ...