Позднее в «Очерках русской смуты» Деникин горько сетовал по поводу того, что армии все более и более погрязали в больших и малых грехах, бросавших густую тень на лик белого движения. По оценке Деникина, войска, ввиду плохого обеспечения, стремились к самоснабжению, «к использованию военной добычи». Особенно грешили этим казачьи части, для которых военная добыча являлась исторической традицией. В «Очерках русской смуты» приводится рассказ председателя Терского округа Губарева, который отправился в полк рядовым казаком, чтобы составить точное представление о жизни Терской дивизии: «Конечно, посылать обмундирование не стоит. Они десять раз уже переоделись. Возвращается казак с похода нагруженный так, что ни его, ни лошади не видать. А на другой день идет в поход опять в одной рваной черкеске .».[8]

Надо отметить, что преследование отступавших сил Деникина вызывало крайнее напряжение сил Красной Армии, части которой, дошедшие до Дона, оказались в тяжелом положении. Началась эпидемия тифа. Давали о себе знать большие потери, дезертирство. Железные дороги были разрушены, так что не представлялось возможным при растянувшихся на несколько сот верст коммуникациях своевременно подвозить пополнения, обеспечивать снабжение. Командующий 8-й армией К.Е. Ворошилов докладывал, что численность армии дошла до минимума в результате потерь, гигантской эпидемии тифа. Пополнения отсутствуют. Старые бойцы заменяются местными мобилизованными и пленными.

В то время, когда силы Деникина успешно действовали летом-осенью 1919 года на Юге, активизировалась Северо-Западная армия генерала Юденича. К активности ее побудили известия о серьезных успехах южных белых армий, а с другой стороны, стремление торпедировать мирные переговоры, начавшиеся между правительствами Советской республики и Эстонии.

В конце сентября 1919 года военный министр британского кабинета У.Черчилль получил от генерала Юденича письмо, в котором говорилось: «Дорогой сэр! От имени русского народа, борющегося за свержение ига большевизма, я приношу вам искреннейшие благодарности за своевременную помощь снаряжением и обмундированием, любезно предоставленную вами. Она избавила нас от страха перед надвигающимися зимними морозами и намного подняла дух наших войск .».[9]

Замечу, что английский премьер Ллойд Джордж в отличие от своего военного министра придерживался иного мнения в отношении дальнейших перспектив, отмечая, что Юденич не располагает шансами захватить Петроград. «Он ничем не зарекомендовал себя как военачальник, и у нас нет доказательств, что он способен осуществить задуманное . Тот факт, что . антибольшевики смогли набрать только 20 или 30 тыс. человек, - еще одно свидетельство полнейшего непонимания ситуации в России, на котором строится наша военная политика . Россия не хочет, чтобы ее освобождали. Давайте поэтому займемся собственными делами, а Россия о своих делах пусть печется сама», - такой вот решительный вывод делал Ллойд Джордж.[10]

К 20 сентября подразделения Северо-Западной армии захватили Ямбург, Красное Село, Гатчину, Павловск, Детское Село. В отдельных местах белые находились на расстоянии орудийного выстрела от Петрограда. Прибывший в Петроград Троцкий столкнулся с настроениями растерянности. Однако вскоре на южной окраине города выросли укрепления, баррикады, проволочные заграждения. Из рабочих и работниц формировались отряды, дружины для борьбы на улицах города.

Столкнувшись с наступательной активностью советских частей, получивших свежее пополнение, группировка белых не выдержала давления и с потерей в начале ноября Гатчины начала носившее стихийный беспорядочный характер общее отступление. Остатки армии Юденича отступили на территорию Эстонии, где были интернированы и разоружены. Северо-Западная армия перестала существовать.

Осмысливая события гражданской войны, обращает на себя внимание геополитический фактор: высшие органы власти большевиков, наиболее развитая промышленная база концентрировались в стратегическом ядре государства, что давало большевикам преимущество. А белые вожди не представляли себе решения проблемы власти без овладения Москвой и Петроградом, для чего требовалось значительное превосходство сил.

Лидеры белого движения являлись военными. Да, их знания, опыт, несомненно, играли немалую роль в организации армий, руководстве вооруженной борьбой. Но, с другой стороны, военный менталитет не позволял тем же белым генералам проявить политический разум и разработать и предложить народу понятные и приемлемые политические программы. Нельзя не назвать политически наивной оценку ситуации белыми офицерами, в соответствии с которой решающая задача виделась в нанесении поражения Красной Армии.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Подобные материалы:

Внутриполитическая обстановка в 1916 – 1917 гг.
Начало 1916 г. прошло в тревожном ожидании перемен. Самодержавие, отразившее первый серьезный натиск оппозиции, решило не торопиться с созывом очередной сессии Думы, отложив ее начало на февраль 191 г. Основное внимание власть уделяла кад ...

По обе стороны войны
Рассматривая основные события на фронтах гражданской войны, нельзя не задаться вопросом, что предопределило, обусловило исход военного противостояния борющихся сторон, что, в конечном счете, склонило чашу весов в пользу Советской республи ...

“Режим полномочий”. 1881-1883 гг.
После убийства в России императора Александра II князь Александр I Баттенберг предпринял решительные шаги для кардинального решения вопроса верховной власти. 10 мая 1881 г. он распустил Народное собрание и отстранил от власти правительств ...