Позднее в «Очерках русской смуты» Деникин горько сетовал по поводу того, что армии все более и более погрязали в больших и малых грехах, бросавших густую тень на лик белого движения. По оценке Деникина, войска, ввиду плохого обеспечения, стремились к самоснабжению, «к использованию военной добычи». Особенно грешили этим казачьи части, для которых военная добыча являлась исторической традицией. В «Очерках русской смуты» приводится рассказ председателя Терского округа Губарева, который отправился в полк рядовым казаком, чтобы составить точное представление о жизни Терской дивизии: «Конечно, посылать обмундирование не стоит. Они десять раз уже переоделись. Возвращается казак с похода нагруженный так, что ни его, ни лошади не видать. А на другой день идет в поход опять в одной рваной черкеске .».[8]

Надо отметить, что преследование отступавших сил Деникина вызывало крайнее напряжение сил Красной Армии, части которой, дошедшие до Дона, оказались в тяжелом положении. Началась эпидемия тифа. Давали о себе знать большие потери, дезертирство. Железные дороги были разрушены, так что не представлялось возможным при растянувшихся на несколько сот верст коммуникациях своевременно подвозить пополнения, обеспечивать снабжение. Командующий 8-й армией К.Е. Ворошилов докладывал, что численность армии дошла до минимума в результате потерь, гигантской эпидемии тифа. Пополнения отсутствуют. Старые бойцы заменяются местными мобилизованными и пленными.

В то время, когда силы Деникина успешно действовали летом-осенью 1919 года на Юге, активизировалась Северо-Западная армия генерала Юденича. К активности ее побудили известия о серьезных успехах южных белых армий, а с другой стороны, стремление торпедировать мирные переговоры, начавшиеся между правительствами Советской республики и Эстонии.

В конце сентября 1919 года военный министр британского кабинета У.Черчилль получил от генерала Юденича письмо, в котором говорилось: «Дорогой сэр! От имени русского народа, борющегося за свержение ига большевизма, я приношу вам искреннейшие благодарности за своевременную помощь снаряжением и обмундированием, любезно предоставленную вами. Она избавила нас от страха перед надвигающимися зимними морозами и намного подняла дух наших войск .».[9]

Замечу, что английский премьер Ллойд Джордж в отличие от своего военного министра придерживался иного мнения в отношении дальнейших перспектив, отмечая, что Юденич не располагает шансами захватить Петроград. «Он ничем не зарекомендовал себя как военачальник, и у нас нет доказательств, что он способен осуществить задуманное . Тот факт, что . антибольшевики смогли набрать только 20 или 30 тыс. человек, - еще одно свидетельство полнейшего непонимания ситуации в России, на котором строится наша военная политика . Россия не хочет, чтобы ее освобождали. Давайте поэтому займемся собственными делами, а Россия о своих делах пусть печется сама», - такой вот решительный вывод делал Ллойд Джордж.[10]

К 20 сентября подразделения Северо-Западной армии захватили Ямбург, Красное Село, Гатчину, Павловск, Детское Село. В отдельных местах белые находились на расстоянии орудийного выстрела от Петрограда. Прибывший в Петроград Троцкий столкнулся с настроениями растерянности. Однако вскоре на южной окраине города выросли укрепления, баррикады, проволочные заграждения. Из рабочих и работниц формировались отряды, дружины для борьбы на улицах города.

Столкнувшись с наступательной активностью советских частей, получивших свежее пополнение, группировка белых не выдержала давления и с потерей в начале ноября Гатчины начала носившее стихийный беспорядочный характер общее отступление. Остатки армии Юденича отступили на территорию Эстонии, где были интернированы и разоружены. Северо-Западная армия перестала существовать.

Осмысливая события гражданской войны, обращает на себя внимание геополитический фактор: высшие органы власти большевиков, наиболее развитая промышленная база концентрировались в стратегическом ядре государства, что давало большевикам преимущество. А белые вожди не представляли себе решения проблемы власти без овладения Москвой и Петроградом, для чего требовалось значительное превосходство сил.

Лидеры белого движения являлись военными. Да, их знания, опыт, несомненно, играли немалую роль в организации армий, руководстве вооруженной борьбой. Но, с другой стороны, военный менталитет не позволял тем же белым генералам проявить политический разум и разработать и предложить народу понятные и приемлемые политические программы. Нельзя не назвать политически наивной оценку ситуации белыми офицерами, в соответствии с которой решающая задача виделась в нанесении поражения Красной Армии.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Подобные материалы:

Кризисы власти
Апрельский кризис. От Февраля к Октябрю сменилось четыре правительства. Три из них были коалиционными. Лишь первые два были у власти по два месяца. Остальные продержались по месяцу. А между ними – чередующиеся глубокие кризисы власти, от ...

Христофор Колумб. Открытие Америки. Биографические данные и основные этапы раскрытия Христофора Колумба
500 лет назад с каравеллы Колумба увидели неведомую прежде землю. С этого момента началась новая страница в истории человечества - расширение рамок ойкумены, освоение гигантского континента, получившего название Новый Свет. Что это было: ...

Киевская Русь в XI-начале XII в.. Ярослав Мудрый и его сыновья.
После смерти великого князя Владимира в 1015 г. его многочисленные сыновья начали усобицы, в которые были вовлечены и печенеги, и поляки, и варяжские отряды. В результате внутренней борьбы с 1019 г. великим князем киевским стал сын Влад ...