«Николай I считал, что он прежде всего русский государь, и русские интересы ставил выше общих интересов европейских монархов, поэтому от Священного Союза он отдалялся». «От многих своих предшественников он как раз отличался настойчивым поиском государственного смысла и сознанием русских интересов. Но многолетняя бескрайняя власть над необозримой империей укрепляла в нём повышенную оценку возможностей своей воли — и это ещё было огрублено его негибкой прямолинейностью». Солженицын не согласен со «сквозным настойчивым зложелательством» к Николаю, истекавшим главным образом из того, что Николай подавил восстание декабристов. «Теперь уже никого не тревожит, что некоторые черты декабристских программ обещали России революционную тиранию, иные декабристы на следствии настаивали, что свобода может быть основана только на трупах». Александра Исаевича восторгает отношение Николая к арестованным декабристам: «все нижние чины были прощены через 4 дня; при допросах 121 арестованного офицера не было никакого давления и искажения; из приговорённых судом к смерти 36 Николай помиловал 31». «В наш бы советский век — так», - восклицает Солженицын. Удивительно, но Солженицын и здесь расходится с исторической традицией: он не восхищается декабристами и их программами, а наоборот осуждает их за радикализм[21].

Но внешняя политика Николая I осталась по характеру такой же, как и у его брата. «До всего чужого было нам дело. Русская дипломатия и в долгий век Нессельроде оставалась бездарной, недальновидной и не в интересах собственно России». Вся внешняя политика Николая была направлена на достижение чужих задач и целей. Так в русско-турецкой войне1828-1829гг. «добились — независимости Греции и вассального (от Турции) статуса Сербии, опять чужие интересы, для России — свободный проход судов через Босфор. В этой турецкой войне (6-й по счёту!) Россия достигла наибольшего внешнего успеха, но для самой себя ей и нечего было больше реализовать». А когда через 4 года Николай «взялся спасать Турцию от успешно восставшего египетского паши. Тоже русские интересы .» А особенно Солженицыну не понятно, зачем России нужны были Грузия и Армения. Ведь «если бы Россия вовсе не касалась чуждого нам Закавказья — покорение Кавказа тоже не было бы необходимостью: лишь держать в северных предгорьях перед Кавказским Хребтом сильную оборонительную казачью линию от постоянных разбойных набегов горцев, вот и всё: Кавказ не был единым государством, но многочислием разноречивых племён и сам по себе не представлял для России государственной опасности». «Однако и в XIX веке мы продолжали и продолжали платить и платить по чужим счетам . И расходы на содержание Кавказа и Закавказья — и до самой революции превышали доходы от него: Российская империя платила за счастье иметь эти территории»[22].

Николай умер, оставив своему сыну в наследство незаконченную Крымскую войну. «Из нашей исторической дали ясно: самоуверенным безумием было — Крымскую войну начинать». Смена царствования – всегда поворот политики, крутая смена советников. И Александр II стал поддаваться расслабляющим советам о капитуляции. Солженицын восклицает: «После двух лет войны, и такой стойкости Севастополя, и стольких уложенных жертв — следовало ли так расслабиться? Гарнизон Севастополя в полном порядке занял сильно укреплённую Северную сторону; он численно уступал союзникам, но был грозно закалён стоянием в долгой осаде. Крымская армия не имела недостатка ни в боеприпасах, ни в провианте, и не была отрезана от массива русской территории, и могла перенести вторую зимнюю кампанию. Не было из России хороших дорог, — но это ещё более отяжелило бы союзникам задачу наступать по бездорожью». Это был поспешный мир, по которому Россия теряла право содержать военный флот в Черном море и дунайскую дельту. Солженицын соглашается с мнением Соловьева: «Страшный мир, какого не заключали русские государи после Прута». Это было худым началом правления Александра II.

«Зато крестьянскую реформу Александр II провёл с необычной для себя энергией, опираясь против дворянского сопротивления на неограниченность своего самодержавия». К 6-й годовщине его восшествия на трон был сделан решающий шаг, но с несомненными ошибками, все последствия которых отдались нам только в XX веке. А вот и ошибки реформы: «в личной собственности крестьян остались лишь подворные усадьбы», «манифест 19 февраля одарял личной свободой — но для русского крестьянина владение землёй и её дарами было важнее личной свободы», «из-за общинного строя реформа оставляла крестьян, по сути, и без полной личной свободы, всё крестьянское сословие — в отчуждении от прочих сословий (не общий суд, не общая законность)», «мало того, что ошеломлённый крестьянин был брошен в рынок — у него ещё и руки были связаны общиной». Солженицын осуждает укрепление крепостного права при первых Романовых, растраты народа при Петре и вообще в XVIII веке, неудачные попытки отмены крепостного права при Александре I и Николае I. Но осуществленную реформу Александра II он осуждает, отмечая преимущества крестьян до отмены крепостничества: «при крепостном праве наше крестьянство было поставлено к земле в более правильное отношение, чем в настоящее время», «во многих местах крестьяне от освобождения потеряли права на лес и на выгон», «старая хозяйственная система была правдивей и по налогам: богатый всегда платил больше бедного». Земская реформа Александра II была наиболее плодотворной: «постоянная земская управа с широкими исполнительными функциями по своим возможностям превосходила, например, даже французское местное самоуправление. Однако она не дошла до нижнего уровня народного самоуправления — до волостного земства, что очевидно огорчает Солженицына. Выборы же крестьянских депутатов в земство уездное происходили под влиянием местных чиновников. К тому же земствам не хватало государственных дотаций, они усиливали земские сборы с населения, чем возбуждали крестьян против себя как против ещё одного паразита».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Подобные материалы:

Христофор Колумб. Открытие Америки. Биографические данные и основные этапы раскрытия Христофора Колумба
500 лет назад с каравеллы Колумба увидели неведомую прежде землю. С этого момента началась новая страница в истории человечества - расширение рамок ойкумены, освоение гигантского континента, получившего название Новый Свет. Что это было: ...

Внешние дела
Самым значительным достижением внешней политики того времени явилось воссоединение Украины с Россией, провозглашенное 8 января 1654 года гетманом Богданом Хмельницким на Переяславской Раде. Однако это событие стало причиной еще одной русс ...

Великобритания во II мировой войне. Предыстория битвы. Начало войны
Великобритания, а также все территории под властью британской короны, объявили войну нацистской Германии в 1939 году, сразу после того как последняя вторглась на территорию Польши. Согласно Уинстону Черчиллю, «1 сентября в 9 часов 60 мину ...