Другой же автор, Цунэтомо, уверен, что самураю достаточно изучать историю и генеалогию клана своего господина, дабы, исполнившись сознания ее величия и славы, продолжать и приумножать ее своими деяниями:

"Вассал должен уделять большое внимание Коку-гаку (здесь — история клана Набэсима). Очень важно не только знать о происхождении клана господина, но и постичь основы неизбывной гуманности и горьких трудов его предков . Независимо от занимаемого положения, мы должны почитать своих предков и в мирное время, и в периоды войн, и постигать оставленное ими нам завещание . Знание же, пришедшее из других земель, бесполезно . Когда же познал Ко-кугаку, можно послушать и другие (нечужеземные) учения для своего удовольствия" [15, c. 297].

Цунэтомо убежден, что его господин владеет тайными посланиями, завещанными клану великим предком, благодаря блистательной мудрости которого клан сохраняет единство и процветает. Несомненно, верит он, что нынешний господин познакомился с ними.

Однако как и можно было ожидать, среди самураев оставались и стойкие приверженцы древних воинских диктумов и идеалов, считавшие, что Путь самурая — это путь если и культуры, то культуры меча и копья. Особенно это касалось тех, кто был воспитан в данной традиции и следовал ей. Одним из них был Като Киёмаса (1562-1611 гг.), сын кузнеца, ставший одним из лучших полководцев Хидэёси. Впрочем, отчасти его сугубо "радикальный" подход к бусидо можно объяснить тем, что он не дожил до того времени, когда Токутава Иэясу железной рукой установил порядок во всей стране. Киёмаса был убежден, что перед человеком, рожденным в доме воина, стоит только одна цель — взять в руки меч и умереть. По его мнению, изящные искусства, поэзия и чтение ослабляют воинский дух, а тех, кто занимается танцами Но, он вообще советовал приговаривать к сэппуку.

Но даже не все его современники соглашались с ним. Воин (буси) должен полностью соответствовать древнему смыслу своего имени, он должен быть человеком меча и учености и никогда не пренебрегать последней. Конечно, небоевые искусства не являются первым делом самурая, и учение ради самого учения — не его цель. Но это не значит, что он должен уподобляться необразованным простолюдинам. (Здесь можно провести, хотя и с оговорками, параллель с англичанами периода колониализма. Многие отважные исследователи, военачальники и губернаторы новых земель были аристократами по рождению и воспитанию, а некоторые из них — еще и известными писателями и учеными.) Особенно ценным в практическо-функциональном плане они считали знание китайских нравственно-философских канонов, видевшихся средоточием непостигаемой мудрости, и умение хорошо писать, что также порой было просто необходимо.

Такэда Сингэн (1521-1573 гг.), великий полководец и могущественный даймё, полагал, что обучение самурая должно быть тесно связано с его повседневными обязанностями и жизнью. А Курода Нагамаса (1568-1623 гг.), лишь недолго проживший при новом порядке Токугава, был убежден, что образованность и высокая культура — это не столько чтение книг, сколько познание Пути Истины. А для управляющего знать Путь Истины — значит быть проницательным и прямым человеком, который и в жизни, и на службе пользуется собственной властью лишь во благо другим, проявляет гуманность по отношению ко всем людям, разбирается в них и умеет четко отличать добро от зла [37, c. 99].

Нитобэ, писавший уже в двадцатом столетии, в самом конце самурайской эпохи и несколько романтизировавший и идеализировавший самураев, так суммаризирует взгляды Такэда и Курода: "Настоящий самурай считает ученым читающего книги и стремящегося к истине человека . Бусидо следуют не ради него самого, а ради обретения мудрости . Знать и действовать — это одно и то же" [23].

Страницы: 1 2 3 4

Подобные материалы:

Перетасовка землевладения княжат и последствия этого факта.
При помощи опричнины царь Иван Васильевич не только разредил ряды боярства, но и нанес удар общественному положению боярства, главным образом той его части, которую составляли княжата. Он взял в опричнину нарочно те местности государства, ...

Реформы китайской письменности в эпоху Цинь.
Корни зарождения великой культуры Китая относят к древним временам. Показателем общего подъема культуры Древнего Китая являются развитие научных знаний, письменности, искусства и литературы. Уникальна, история письменности Китая. Древней ...

Веймарская республика.
Послевоенное развитие Германии происходило в крайне неблагоприятных для нее внешнеполитических условиях. 28 июня 1919 г. в Зеркальном зале Большого Версальского дворца, где в 1871 г. было провозглашено создание Германской империи, глава г ...