Уверяя, что он приехал по заданию некоего "Центрального комитета", Нечаев разбил свою организацию на "пятерки" и построил так, что нижестоящая пятерка подчинялась вышестоящей, зная только одного ее члена, который доводил до нее приказания сверху [3].

Студента И.И. Иванова, которого Нечаев заподозрил в предательстве, он приказал убить, чтобы "сцементировать кровью" свою организацию. Убийство было раскрыто полицией, Нечаеву удалось бежать за границу, но в 1872 г. был выдан русским властям. Начался показательный судебный процесс над 87 членами организации, более 30 человек было приговорено к тюремному заключению [4], четверых членов главной пятерки суд приговорил к каторге.

Нечаевский процесс многих оттолкнул от революционного движения. Нечаевщина оказалась не случайным эпизодом, а признаком опасных явлений назревавших в революционном движении [3].

Лидером заговорщического направления был Петр Никитич Ткачев

· - богатый дворянин, осужденный по делу Нечаева, бежал за границу, где издавал газету "Набат" [4]. Из нечаевского опыта он понял, что главное - это создание мощной и послушной воле руководителя организации, нацеленной на захват власти [3]. Он полагал:

· Самодержавие не имеет прочной основы. Поэтому для его свержения нужна не революция, а небольшая группа заговорщиков. Захватив власть, они проведут социалистические преобразования [4].

· Государство сохранится и после захвата власти

В конце 70-х гг. идеи Ткачева стали одеоживать власть в народническом движении [3].

В зарождении народничества большую роль сыграл нелегальный студенческий кружок Н.В. Чайковского

[4]. Эта организация зародилась в начале 1870-х гг. в Петербурге в ходе студенческих волнений как группа противников Нечаева. Ядром организации был кружок самообразования студентов Медико-хирургической академии М.А. Натансона., В.М. Александрова, А.И. Сердюкова и С. Перовской.

Основной задачей кружка было объединение передового студенчества Петербурга, а также Москвы, Казани и других городах, а затем - пропаганда среди рабочих и крестьян с целью подготовки социальной революции. Беспринципности "нечаевщины" чайковцы противопоставили высокие нравственные требования к своим членам. В программе чайковцев отсутствует борьба за политические свободы, т.к. они считали их выгодными лишь нарождающейся российской буржуазии. Заключительным этапом в деятельности организации явилось "хождение в народ" [5].

Весной и летом 1874 г. молодые люди, наскоро освоив ту или иную полезную для крестьян профессию и переодевшись в крестьянское платье начали первое "хождение в народ"

[6],

следуя призывам Герцена, вышедших в "Колоколе": "Но куда же вам деться, юноши, от которых заперли науку?…Сказать вам куда?…В народ! К народу! - вот ваше место, изгнанники науки…" [3]. Активными участниками "хождения в народ" были Софья Перовская, Вера Фигнер, Ипполит Мышкин, Дмитрий Рогачев [6]. Это было стихийное движение радикальной молодежи [4].

Вот как рассказывает современник о настроении, охватившем передовую молодежь: "Идти, во что бы то ни стало идти, но обязательно надев армяк, сарафан, простые сапоги, даже лапти… Одни мечтали о революции, другие хотели попросту лишь посмотреть, - и разлилась по всей России мастеровыми, коробейниками, нанимались на полевые работы; предполагалось, сто революция произойдет никак не позже, чем через три года, - таково было мнение многих" [6]. Один из народников - Н.А. Чарушин вспоминал, что "молодой Петербург кипел в буквальном смысле слова и жил интенсивной жизнью, подогреваемый великими ожиданиями. Всех охватила нестерпимая жажда отрешиться от старого мира и раствориться в народной стихии во имя ее освобождения. Люди безгранично верили в свою великую миссию, и оспаривать эту веру было бесполезно. Это был в своем роде чисто религиозный экстаз, где рассудку и трезвой мысли уже не было места. И это общее возбуждение непрерывно нарастало вплоть до весны 1874 г., когда почти из всех городов и весей начался настоящий, поистине крестовый поход в российскую деревню…" [7].

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Подобные материалы:

Библиотеки и книгоиздание
К середине XIX в. собраниями книг по-прежнему располагали монастыри, однако в них почти не осталось рукописей и изданий XVI—XVII вв. Значительной по объему и интересной по составу была библиотека Вятской духовной семинарии. Многотысячным ...

Ни войны, ни мира
Хасавюртовские соглашения ещё сильнее затянули узел кавказских проблем. Ставя свою подпись, А. Лебедь вряд ли мог полагать, что боевики пойдут на разоружение и прекратят свою противозаконную деятельность. Наши воинские части ещё находилис ...

Олег. Князь или Воевода.
Первым русским князем, о котором пойдет речь, будет Олег. Конечно, нужно было бы начать с Рюрика. Первого князя – варяга, призванного на Русь, чтобы править ею, помочь построить государственность. Но об этом человеке очень мало известно, ...